Духовник всех священников Москвы

В октябрьском номере газеты «Крестовский мост» опубликован рассказ духовника священнослужителей города Москвы, настоятеля храма святителя Николая Мирликийского в Кленниках протоиерея Николая Важнова о его непростых годах взросления в эпоху атеизма.

Обойти советскую власть помог игумен

Я родился в верующей семье. Моя бабушка Дуня пела на клиросе. У нее был редкий голос — тенор, который обычно бывает у мужчин. Мамочка моя тоже пела в храме. У папы не было музыкального слуха, он работал столяром, и почти все киоты для икон в нашем храме им сделаны.

Жили мы в глухой деревне в Тверской области. И до ближайшего храма было 7 километров. А до нашего духовника — игумена Никона (Степанова) — еще больше. Сначала ехали 30 километров на пригородном поезде, затем 12 километров пешком.

Батюшка был очень почитаем, к нему приезжало много людей из разных городов. Некоторые даже продавали свои квартиры и покупали в этом селе дома, чтобы жить рядом с ним.

Его мудростью я и в семинарию поступил. В те времена строго следили, чтобы молодые люди не вздумали пойти в семинарию. А чтобы молодежь удержать на селе, не выдавали паспорт.

Мой папа держал кроликов, выделывал их шкурки и шил шапки, шубы. Отец Никон посоветовал мне сказать председателю нашего сельсовета — эту должность занимала очень милая женщина, — что мой отец может для нее что-то сшить. Она так обрадовалась: «Ой, а мне шубка нужна, я так мерзну». И папа сшил ей кроличью шубу. Принимая ее, она спросила, чем может отблагодарить. Папа ответил: «Если бы посодействовали, чтобы моему сыну выправить паспорт». Так я получил паспорт.

Апостолы тоже были рыбаками

Документы для поступления в семинарию нельзя было отправить по почте: все проверялось. Батюшка тогда уже был немолодым, но он прошел вместе со мной 12 километров пешком до пригородного поезда, вместе доехали до Бологого, подождали поезд из Ленинграда в Москву, нашли почтовый вагон, батюшка сам опустил письмо с моими документами в специальную прорезь для писем и благословил: «Поезжайте с Богом». Так поехало мое письмо без всяких проверок. А через какое-то время мне пришел из семинарии вызов на экзамены.

Моя крестная Тася привезла меня в семинарию в Троице-Сергиеву лавру, и я увидел, что на одно место пять человек претендуют. «Куда тебе, все умные, грамотные, а ты деревенский… Поехали обратно», — сокрушалась Тася. А я думал: «Раз приехали, надо поступать».

Тогда в лавре служил старенький иеромонах Зосима. Он шел по лаврской площади, и моя крестная к нему подбежала: «Ой, батюшка, помолитесь, крестника Коленьку привезла поступать, а как ему, деревенскому, экзамены выдержать». Он ей: «Вон апостолы рыбаками были и весь мир просветили». И, получив такое благословение отца Зосимы, я с первого раза поступил.

Когда приехал выписываться из деревни, чтобы получить временную прописку в Загорске, такой шум поднялся: кто выдал паспорт, кто характеристику написал в школе?! Председателя сельсовета сняли с должности. Маму с папой сколько раз вызывали в органы, а мне даже угрожали, что убьют.

Как я оказался в женском монастыре

Отучившись в семинарии и в академии, я начал свое служение с иподиаконства у Патриарха Пимена. В Богоявленском соборе Святейший рукоположил меня в диакона и поставил служить в храм Илии Пророка в Обыденском переулке. В этом храме я прослужил более 12 лет — сначала диаконом, потом священником. Приход был интересный. Много старой интеллигенции, среди которой встречались представители княжеских и боярских родов — Голицыны, Трубецкие.

Долгие десятилетия в Ильинском храме хранилась святыня разоренного большевиками, находящегося по соседству Зачатьевского монастыря — икона Божией Матери «Милостивая». И в начале 1990-х по благословению Патриарха Алексия II в стенах монастыря было создано сестричество в честь иконы Божией Матери «Милостивая», куда вошли некоторые прихожанки Ильинского храма.

Наш приход много делал для того, чтобы эта обитель возродилась. И вот, когда мы добились того, чтобы нам отдали монастырь и освободили надвратный храм, я был поставлен туда в качестве настоятеля. Потом, когда эта община переросла в женский монастырь, я стал старшим священником и прослужил там 20 лет.

Моего первого духовника убили

Сегодня я служу в храме святителя Николая Чудотворца в Кленниках, являюсь его настоятелем. Это старинный московский храм, где некогда служил святой праведный Алексий Мечев. Прихожу в храм и ставлю праведному Алексию свечу, прошу благословения. И чувствую его помощь.

Моего первого духовника, отца Никона, убил какой-то пьяный — так бил батюшку по голове, что в области виска откололась косточка и впилась в головной мозг. Он умер у меня на руках. А ту косточку извлекли и отдали мне. Я положил ее в ковчежец со святой землей из Иерусалима, и теперь батюшка всегда со мной. И я каждый день молюсь этим двум старцам, их молитвами и живу.

Елена Алексеева

«Крестовский мост»

(1)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *