19 ноября — Преподобный Варлаа́м Ху́тынский

Пре­по­доб­ный Вар­ла­ам, в ми­ре Алек­сей, под­ви­зал­ся в XII ве­ке на бе­ре­гу Вол­хо­ва. Он был сын бо­га­тых и име­ни­тых граж­дан Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, Ми­ха­и­ла и Ан­ны, от­ли­чав­ших­ся бла­го­че­сти­вой жиз­нью. Вос­пи­тан­ный под вли­я­ни­ем доб­ро­де­тель­ных ро­ди­те­лей, Алек­сей с ран­них лет по­чув­ство­вал осо­бен­ное рас­по­ло­же­ние к бла­го­че­сти­вой и уеди­нен­ной жиз­ни, уда­лял­ся от вся­ких игр и об­ще­ства то­ва­ри­щей, лю­бил чи­тать свя­щен­ные кни­ги, ча­сто по­се­щал храм Бо­жий, а до­ма про­во­дил вре­мя в мо­лит­ве и по­сте. Опа­са­ясь за здо­ро­вье юно­го по­движ­ни­ка, ро­ди­те­ли уго­ва­ри­ва­ли его не из­ну­рять се­бя по­стом, но пре­по­доб­ный крот­ко от­ве­чал им: «Мно­го я, лю­без­ные ро­ди­те­ли, чи­тал свя­щен­ных книг, но ни­где не на­хо­дил, чтобы са­ми ро­ди­те­ли со­ве­то­ва­ли сво­им де­тям что-ли­бо дур­ное, как вы мне со­ве­ту­е­те. Не до­ро­же ли все­го для нас Цар­ство Небес­ное? Но не пи­ща и пи­тие вве­дут нас ту­да, а пост и мо­лит­ва. Вспом­ни­те, сколь­ко бы­ло лю­дей по­сле Ада­ма, и все они умер­ли и сме­ша­лись с зем­лею, а уго­див­шие Бо­гу доб­ро­де­тель­ной жиз­нью, про­лив­шие за Хри­ста кровь свою и из люб­ви ко Хри­сту от­рек­ши­е­ся от ми­ра, по­лу­чи­ли Цар­ство Небес­ное и все­ми про­слав­ля­ют­ся. По­это­му и я, при по­мо­щи Бо­жи­ей, хо­чу по сво­им си­лам под­ра­жать им». Услы­шав та­кой от­вет, ро­ди­те­ли изу­ми­лись ра­зу­му юно­ши и предо­ста­ви­ли ему пол­ную сво­бо­ду жить по сво­е­му же­ла­нию. По смер­ти ро­ди­те­лей пре­по­доб­ный, раз­дав все свое иму­ще­ство бед­ным, уда­лил­ся в пу­сты­ню к по­движ­ни­ку Пор­фи­рию и при­нял от него по­стри­же­ние с име­нем Вар­ла­а­ма.

Ис­кав­ший со­вер­шен­но­го уеди­не­ния пре­по­доб­ный Вар­ла­ам ре­шил по­се­лить­ся в глу­хом ме­сте в 10 вер­стах от Нов­го­ро­да. Ме­сто это на­зы­ва­лось Ху­тынь (ху­дынь, ху­дое ме­сто) и поль­зо­ва­лось дур­ною сла­вой; по мне­нию на­род­но­му, здесь жи­ла нечи­стая си­ла, и все бо­я­лись хо­дить сю­да. Но ни­ка­кая нечи­стая си­ла не страш­на ра­бу Хри­сто­ву, во­ору­жен­но­му неодо­ли­мым ору­жи­ем – кре­стом Хри­сто­вым, да­ле­ко от­го­ня­ю­щим всех вра­гов. Под­хо­дя к Ху­ты­ни, пре­по­доб­ный уви­дел свет­лый луч, про­си­яв­ший из гу­стой ча­щи ле­са. Из это­го зна­ме­ния он по­нял, что его на­ме­ре­ние по­се­лить­ся здесь со­глас­но с во­лей Бо­жи­ей. С чув­ством бла­го­дар­но­сти ко Гос­по­ду вос­клик­нул пре­по­доб­ный сло­ва­ми Про­ро­ка: «3десь по­кой мой и здесь все­лю­ся в век ве­ка!» (Пс.131,14). По­мо­лив­шись усерд­но Гос­по­ду, по­ста­вил се­бе пре­по­доб­ный кел­лию по­сре­ди глу­хой ча­щи. Весь день он про­во­дил в тру­дах, а ночь – в мо­лит­ве, стро­го по­стил­ся, но­сил су­ро­вую одеж­ду и вери­ги (хра­ня­ща­я­ся в Ху­тын­ской оби­те­ли вла­ся­ни­ца пре­по­доб­но­го име­ет 18 ф. ве­су, а вери­ги – 8 фун­тов). Мно­го на­па­де­ний дол­жен был пе­ре­не­сти стро­гий по­движ­ник от диа­во­ла. Ста­ра­ясь из­гнать пу­стын­ни­ка, бе­сы то при­ни­ма­ли вид раз­ных зве­рей, змей, чтобы устра­шить его. то воз­буж­да­ли про­тив него лю­дей, чтобы оскорб­ле­ни­я­ми от них при­ну­дить его оста­вить из­бран­ное им ме­сто, то воз­буж­да­ли в нем раз­ные по­мыс­лы, ста­ра­лись до­ве­сти его до на­ру­ше­ния по­ста, но пре­по­доб­ный крот­ко пе­ре­но­сил все оби­ды, усерд­ной слез­ной мо­лит­вой и стро­гим по­стом по­дав­лял все эти по­мыс­лы и раз­ру­шал все ухищ­ре­ния диа­во­ла.

Вы­со­ко­нрав­ствен­ная жизнь св. Вар­ла­а­ма ско­ро сде­ла­лась из­вест­ной в стране, к нему ста­ли при­хо­дить и кня­зья, и бо­яре, и про­стые лю­ди за со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем; мно­гие про­си­ли поз­во­ле­ния по­се­лить­ся вме­сте с ним. Как ни лю­бил уеди­не­ние пре­по­доб­ный, но, пом­ня за­по­ведь Гос­под­ню о люб­ви к ближ­ним, по ко­то­рой каж­дый преж­де и более все­го дол­жен за­бо­тить­ся о поль­зе дру­гих, с го­тов­но­стью и лю­бо­вью при­ни­мал всех, кто к нему об­ра­щал­ся. Его стро­гая нес­тя­жа­тель­ность, лю­бовь и снис­хо­ди­тель­ность к рас­ка­и­ва­ю­щим­ся, крот­кое и вме­сте с тем про­ник­ну­тое си­лой ис­крен­не­го чув­ства сло­во на­зи­да­ния про­из­во­ди­ло силь­ное впе­чат­ле­ние на всех при­хо­див­ших к нему. Каж­дый по­лу­чал на­став­ле­ние при­ме­ни­тель­но к сво­е­му по­ло­же­нию. На­чаль­ни­кам и кня­зьям он го­во­рил, чтобы все­гда пом­ни­ли о трех ве­щах: пер­вое, что они на­чаль­ству­ют над людь­ми та­ки­ми же, как и са­ми; вто­рое, что на­чаль­ство­вать долж­ны по за­ко­нам; тре­тье, что они не все­гда бу­дут на­чаль­ство­вать и что им так­же при­дет­ся дать от­чет Бо­гу в су­дах сво­их, ибо над ни­ми есть суд Бо­жий. Ино­ков он учил не пре­воз­но­сить­ся, ес­ли они по­став­ле­ны на­чаль­ни­ка­ми оби­те­ли, но тем усерд­нее ра­бо­тать Бо­гу. Вся бра­тия долж­на тру­дить­ся день и ночь на из­бран­ном по­при­ще. Бо­га­тым он вну­шал не за­бы­вать, что есть веч­ность с му­ка­ми для празд­ных, и что мно­ги­ми скор­бя­ми по­крыт путь в цар­ство небес­ное. Ми­ря­нам и всем во­об­ще он вну­шал не воз­да­вать злом за зло, не оби­жать друг дру­га, уда­лять­ся от вся­кой неправ­ды и нечи­сто­ты и пом­нить о сво­их гре­хах.

Чис­ло ино­ков, же­лав­ших под­ви­зать­ся в оби­те­ли пре­по­доб­но­го, по­сто­ян­но уве­ли­чи­ва­лось. Св. Вар­ла­ам по­стро­ил неболь­шую де­ре­вян­ную цер­ковь в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня в па­мять то­го чу­дес­но­го све­та, ко­то­рый оси­ял это ме­сто, ко­гда св. Вар­ла­ам при­нял на­ме­ре­ние по­се­лить­ся здесь, и несколь­ко кел­лий. Пре­по­доб­ный сво­им при­ме­ром и сво­и­ми на­став­ле­ни­я­ми вел жив­ших с ним ино­ков к ду­хов­но­му со­вер­шен­ству. Он сам об­ра­ба­ты­вал зем­лю, сам по­стро­ил се­бе ке­ллию; и сей­час цел ко­ло­дец, вы­ко­пан­ный им.

За свою доб­ро­де­тель­ную жизнь св. Вар­ла­ам еще при жиз­ни был про­слав­лен от Гос­по­да да­ром про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ния. По­то­му ар­хи­епи­скоп Нов­го­ро­да ча­сто об­ра­щал­ся к пре­по­доб­но­му за со­ве­та­ми.

Од­на­жды, от­пра­вив­шись к ар­хи­епи­ско­пу, св. Вар­ла­ам уви­дел на мо­сту через Вол­хов боль­шую тол­пу на­ро­да и па­ла­ча, ко­то­рый го­то­вил­ся сбро­сить в ре­ку осуж­ден­но­го пре­ступ­ни­ка (обыч­ная смерт­ная казнь в Нов­го­ро­де в древ­нее вре­мя). Пре­по­доб­ный оста­но­вил па­ла­ча, и про­сил на­род от­дать ему осуж­ден­но­го, ска­зав: «Он за­гла­дит ви­ны свои в Ху­тыне». Все тот­час же еди­но­душ­но за­кри­ча­ли: «От­дай­те, от­дай­те осуж­ден­но­го пре­по­доб­но­му от­цу на­ше­му Вар­ла­а­му». Осво­бо­див осуж­ден­но­го от уз, св. Вар­ла­ам по­слал его в свою оби­тель. Через неко­то­рое вре­мя спа­сен­ный от каз­ни при­нял ино­че­ство и, по­жив бла­го­че­сти­во в оби­те­ли, скон­чал­ся. Но в дру­гом по­доб­ном же слу­чае св. Вар­ла­ам по­сту­пил по-ино­му. При­шлось ему опять про­ез­жать мост, ко­гда го­то­ви­лись сбро­сить осуж­ден­но­го. Род­ствен­ни­ки и мно­гие из на­ро­да, уви­дев пре­по­доб­но­го, умо­ля­ли его спа­сти осуж­ден­но­го, но он, не об­ра­щая вни­ма­ния на все прось­бы, ве­лел воз­ни­це сво­е­му ско­рее ехать, и казнь со­вер­ши­лась. Та­кой по­сту­пок свя­то­го изу­мил на­род.

«Что это зна­чит? – го­во­ри­ли все меж­ду со­бой. – Од­но­го пре­по­доб­ный спас от каз­ни, хо­тя его и не про­си­ли об этом, а дру­го­го не за­хо­тел, несмот­ря на все моль­бы». Уче­ни­ки св. Вар­ла­а­ма по воз­вра­ще­нии в оби­тель про­си­ли его объ­яс­нить этот по­сту­пок. «Судь­бы Гос­под­ни, — от­ве­чал пре­по­доб­ный, — без­дна мно­га. Гос­подь всем хо­чет спа­се­ния и не хо­чет смер­ти греш­ни­ка. Пер­вый был осуж­ден спра­вед­ли­во, но по­сле осуж­де­ния со­знал свои гре­хи, и Гос­подь из­ба­вил его от смер­ти через мое недо­сто­ин­ство, чтобы дать ему вре­мя рас­ка­ять­ся и за­гла­дить свои гре­хи, что он и ис­пол­нил в оби­те­ли. Вто­рой же был осуж­ден невин­но, но Гос­подь по­пустил ему уме­реть, чтобы впо­след­ствии он не сде­лал­ся дур­ным че­ло­ве­ком; те­перь же, уме­рев невин­но, он по­лу­чил от Гос­по­да ве­нец му­че­ни­че­ский. Та­ко­ва тай­на су­деб Бо­жи­их: «Кто бо ра­зум ум Гос­по­день или кто со­вет­ник ему бысть» (Рим.2.33-34).

Од­на­жды в пу­сты­ню к пре­по­доб­но­му при­был князь Яро­слав. Св. Вар­ла­ам, бла­го­слов­ляя его, ска­зал: «Будь здо­ров, князь, и с бла­го­род­ным сы­ном тво­им». Это при­вет­ствие изу­ми­ло кня­зя, не знав­ше­го еще о рож­де­нии мла­ден­ца. По­лу­чив вско­ре ра­дост­ную весть о рож­де­нии сы­на, он про­сил пре­по­доб­но­го быть вос­при­ем­ни­ком но­во­рож­ден­но­го, на что св. Вар­ла­ам со­гла­сил­ся охот­но. Это бы­ло в 1190 го­ду.

Осо­бен­но за­ме­ча­тель­ный слу­чай про­зор­ли­во­сти св. Вар­ла­а­ма остал­ся на­все­гда па­мят­ным в Нов­го­ро­де.

Пре­по­доб­но­му при­шлось быть у Нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па. При про­ща­нии ар­хи­епи­скоп ве­лел ему по­бы­вать через неде­лю. Св. Вар­ла­ам от­ве­чал: «ес­ли Бог бла­го­сло­вит, я при­еду к тво­ей свя­тыне на са­нях в пя­ток пер­вой неде­ли по­ста свв. апо­стол Пет­ра и Пав­ла». Уди­вил­ся ар­хи­епи­скоп та­ко­му от­ве­ту. Дей­стви­тель­но, на­ка­нуне опре­де­лен­но­го дня в ночь вы­пал глу­бо­кий снег и в пят­ни­цу це­лый день был силь­ный мо­роз. Пре­по­доб­ный на са­нях при­е­хал в Нов­го­род к ар­хи­пас­ты­рю. Ви­дя пе­чаль ар­хи­епи­ско­па по слу­чаю та­кой безвре­мен­ной непо­го­ды, вслед­ствие ко­то­рой мог­ли вы­мерз­нуть хле­ба, св. Вар­ла­ам ска­зал ему: «Не пе­чаль­ся, Вла­ды­ка, не скор­беть, а бла­го­да­рить Гос­по­да нуж­но. Ес­ли бы Гос­подь не по­слал это­го сне­га и мо­ро­за, то был бы го­лод во всей стране, ко­то­рым Гос­подь хо­тел на­ка­зать нас за гре­хи на­ши, но по мо­лит­вам Бо­го­ро­ди­цы и свя­тых уми­ло­сер­дил­ся над на­ми и по­слал мо­роз, чтобы пе­ре­мер­ли чер­ви, под­та­чи­вав­шие кор­ни хле­бов. На­ут­ро же на­сту­пит опять теп­ло, снег этот рас­та­ет и на­по­ит зем­лю. По ми­ло­сти Гос­по­да, бу­дет пло­до­ро­дие». На дру­гой день, как пред­ска­зы­вал св. Вар­ла­ам, на­сту­пи­ло теп­ло. Ар­хи­епи­ско­пу при­нес­ли с по­ля ржа­ных ко­ло­сьев с кор­ня­ми, на ко­то­рых ока­за­лось мно­же­ство вы­мер­ших чер­вей. И был в тот год неви­дан­ный уро­жай.

Кро­ме да­ра про­зор­ли­во­сти, Гос­подь про­сла­вил Сво­е­го угод­ни­ка да­ром чу­до­тво­ре­ния.

Близ оби­те­ли св. Вар­ла­а­ма жил один по­се­ля­нин, имев­ший сы­на. Он осо­бен­но чтил пре­по­доб­но­го, ча­сто при­хо­дил в мо­на­стырь слу­шать бе­се­ду его и при­сы­лал на мо­на­стыр­ские нуж­ды, сколь­ко мог по сво­им сред­ствам. Сын это­го по­се­ля­ни­на за­бо­лел, и не бы­ло на­деж­ды на его вы­здо­ров­ле­ние. То­гда отец, взяв боль­но­го сы­на, по­нес его в оби­тель пре­по­доб­но­го. Но на пу­ти маль­чик умер. С горь­ким пла­чем по­до­шел огор­чен­ный отец к ке­ллии пре­по­доб­но­го и ска­зал: «Я на­де­ял­ся, что по тво­им мо­лит­вам сын мой вы­здо­ро­ве­ет, но по­лу­чил боль­шую скорбь. Луч­ше бы­ло бы для ме­ня, ес­ли бы он умер до­ма, неже­ли на до­ро­ге». Св. Вар­ла­ам ска­зал ему: «На­прас­но ты пла­чешь и со­кру­ша­ешь­ся. Раз­ве ты не зна­ешь, что всех ожи­да­ет смерть и об­щий суд, и как вос­хо­тел Гос­подь, так и со­тво­рил. По­се­му, воз­люб­лен­ный, не скор­би об этом, а по­ди при­го­товь все нуж­ное к по­гре­бе­нию». Меж­ду тем св. Вар­ла­ам, тро­ну­тый его го­рем, пре­кло­нив ко­ле­на, стал усерд­но мо­лить Гос­по­да вос­кре­сить от­ро­ка, и Гос­подь услы­шал мо­лит­ву Сво­е­го угод­ни­ка – умер­ший ожил. Отец с изум­ле­ни­ем уви­дел сы­на сво­е­го си­дя­щим на по­сте­ли пре­по­доб­но­го со­вер­шен­но здо­ро­вым. С ра­дост­ны­ми сле­за­ми при­пал он к но­гам св. Вар­ла­а­ма, бла­го­да­ря его и про­слав­ляя Бо­га, чу­до­дей­ству­ю­ще­го во свя­тых Сво­их. Не же­лая сла­вы че­ло­ве­че­ской, св. Вар­ла­ам ста­рал­ся скрыть со­вер­шив­ше­е­ся чу­до и ска­зал по­се­ля­ни­ну: «Ты, как я ви­жу, об­ма­нул­ся и от силь­ной пе­ча­ли, по­те­ряв здра­вый ум, не по­нял дей­стви­тель­но­сти. Сын твой и не уми­рал, и не вос­кре­сал, но, из­не­мог­ши до­ро­гой от хо­ло­да, впал в бес­чув­ствен­ность, а ты по­ду­мал, что он умер. Те­перь же, со­грев­шись в теп­лой кел­лии, он при­шел в со­зна­ние, а те­бе ка­жет­ся, что он вос­крес». Но по­се­ля­нин ни­как не мог со­гла­сить­ся с та­ким объ­яс­не­ни­ем. «За­чем ты, угод­ник Бо­жий, хо­чешь скрыть от ме­ня чу­до? – ска­зал он свя­то­му. – Я хо­ро­шо знаю, что сын мой был мертв. Ес­ли бы я не ви­дел яс­но, что он умер, не стал бы го­то­вить все нуж­ное к по­гре­бе­нию». То­гда пре­по­доб­ный стро­го за­пре­тил ему рас­ска­зы­вать о со­вер­шив­шем­ся чу­де при его жиз­ни, пре­ду­пре­див, что ес­ли он рас­ска­жет ко­му-ли­бо об этом, то и сам ли­шит­ся ми­ло­сти Бо­жи­ей, и опять по­те­ря­ет сы­на. Ра­ду­ясь и про­слав­ляя Бо­га и Его угод­ни­ка Вар­ла­а­ма, воз­вра­тил­ся по­се­ля­нин в дом свой.

Неза­дол­го до сво­ей кон­чи­ны пре­по­доб­ный окон­чил по­стро­е­ние ка­мен­но­го хра­ма в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня вме­сто преж­не­го де­ре­вян­но­го. Пред­ви­дя свою кон­чи­ну. св. Вар­ла­ам при­звал к се­бе всю бра­тию и ска­зал: «На­ста­ло вре­мя, де­ти мои, от­хож­де­ния мо­е­го ко Гос­по­ду, но я не остав­лю вас си­ро­та­ми и все­гда бу­ду с ва­ми ду­хом, и, ес­ли бу­де­те жить в люб­ви, то мо­на­стырь этот и по­сле мо­ей смер­ти не бу­дет иметь ни в чем недо­стат­ка». Пла­ка­ли неутеш­но ино­ки, про­ща­ясь с сво­им лю­би­мым на­став­ни­ком, но пре­по­доб­ный уго­ва­ри­вал их не скор­беть, а мо­лить­ся о нем. В по­след­ней бе­се­де сво­ей он с оте­че­ской лю­бо­вью убеж­дал их не осла­бе­вать в по­дви­гах по­ста и мо­лит­вы, обе­ре­гать ду­шу свою от вся­ких дур­ных по­мыс­лов, но жить так, чтобы каж­дый день быть го­то­вы­ми к смер­ти. «Вве­ряю вас преж­де все­го в ру­ки Бо­жии, – ска­зал он бра­тии, – блю­сти­те­лем же душ и те­лес ва­ших остав­ляю игу­ме­на Ан­то­ния, ко­то­рый сей­час на­хо­дит­ся в Иеру­са­ли­ме». По да­ру про­зор­ли­во­сти пре­по­доб­ный уви­дел при­бли­жав­ше­го­ся к оби­те­ли Ан­то­ния. Пре­по­доб­ный Вар­ла­ам с бла­го­сло­ве­ни­ем вру­чил ему свое ста­до и мир­но скон­чал­ся в 6-й день но­яб­ря 1192 го­да.

Из­ве­стие о кон­чине го­ря­чо лю­би­мо­го и чти­мо­го все­ми пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма силь­но опе­ча­ли­ло всех жи­те­лей Нов­го­ро­да. На по­гре­бе­ние его при­был ар­хи­епи­скоп Нов­го­ро­да со всем ду­хо­вен­ством, ино­ки из всех мо­на­сты­рей и по­чти все жи­те­ли го­ро­да, вся­ко­го воз­рас­та, по­ла и со­сто­я­ния. Плач на­ро­да за­глу­шал по­гре­баль­ные пес­но­пе­ния. За эту на­род­ную лю­бовь пре­по­доб­ный воз­дал лю­бо­вью: мно­гие боль­ные по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние.

День этот остал­ся па­мят­ным для на­ро­да, и в мо­на­сты­ре пре­по­доб­но­го до сих пор со­хра­ня­ет­ся обы­чай в день кон­чи­ны его раз­да­вать ми­ло­сты­ню всем убо­гим, сколь­ко бы их ни при­хо­ди­ло, по за­по­ве­ди свя­то­го Вар­ла­а­ма, по­велев­ше­го при­ни­мать всех стран­ных, кор­мить их и по­ко­ить.

Гос­подь да­ро­вал свя­то­му Вар­ла­а­му дар чу­до­тво­ре­ния и по его кон­чине, так что все, при­хо­дя­щие с ве­рой ко гро­бу угод­ни­ка, по­лу­ча­ют про­си­мое.

Труд­но и опи­сать все мно­го­чис­лен­ные чу­де­са свя­то­го Вар­ла­а­ма. Один сле­пой, дол­го стра­дав­ший и мно­го без успе­ха ле­чив­ший­ся от сво­ей бо­лез­ни, про­сил при­ве­сти его в мо­на­стырь св. Вар­ла­а­ма. Во вре­мя пе­ния мо­леб­на Бо­го­ма­те­ри сле­пой усерд­но мо­лил­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го. Ко­гда же за­пе­ли: «Вла­ды­чи­це, при­и­ми мо­лит­вы раб тво­их…», он вдруг уви­дел гроб пре­по­доб­но­го. Не смея ве­рить сво­е­му ис­це­ле­нию, он по­до­шел ко гро­бу и ося­зал его. С чув­ством жи­вой ра­до­сти и бла­го­дар­но­сти к свя­то­му он объ­явил всем о сво­ем чу­дес­ном ис­це­ле­нии, и все про­сла­ви­ли Гос­по­да и Его угод­ни­ка.

Один че­ло­век, имев­ший боль­шую ве­ру к пре­по­доб­но­му, от­пра­вил­ся по во­де вме­сте с же­ной по­кло­нить­ся мо­щам его; на об­рат­ном пу­ти из мо­на­сты­ря лод­ка опро­ки­ну­лась, и он уто­нул. Ры­ба­ки со­сед­не­го се­ле­ния с тру­дом отыс­ка­ли его те­ло и вы­та­щи­ли се­тя­ми. При ви­де уто­нув­ше­го неко­то­рые роп­та­ли на пре­по­доб­но­го, что не спас от смер­ти че­ло­ве­ка, при­хо­див­ше­го к нему с ве­рой. «При­шед­ши к мо­щам пре­по­доб­но­го, че­ло­век этот на­де­ял­ся по­лу­чить здо­ро­вье и дол­го­лет­нюю жизнь, – го­во­ри­ли они, – а вме­сто то­го по­гиб та­кой неча­ян­ной смер­тью. Луч­ше бы ему не при­хо­дить и не мо­лить­ся, неже­ли, по­мо­лив­шись, так уме­реть». Но Гос­подь не по­пустил по­ри­ца­ния на Сво­е­го угод­ни­ка. Уто­нув­ший неожи­дан­но встал, про­слав­ляя Бо­га и свя­то­го Вар­ла­а­ма.

В 1408 го­ду Нов­го­род­ский князь Кон­стан­тин тяж­ко за­бо­лел, так что по­те­ря­ли со­вер­шен­но на­деж­ду на его вы­здо­ров­ле­ние. Он ве­лел от­не­сти се­бя в оби­тель св. Вар­ла­а­ма. Без па­мя­ти при­нес­ли кня­зя ко гро­бу пре­по­доб­но­го, а при­бли­жен­ные ста­ли ду­мать о по­гре­бе­нии. Но бла­го­го­вей­ные ино­ки уте­ша­ли их на­деж­дой на по­мощь св. Вар­ла­а­ма. «Ве­руй­те толь­ко в Бо­га и воз­ло­жи­те на­деж­ду на пре­по­доб­но­го, ко­то­рый по­даст ис­це­ле­ние кня­зю», – го­во­ри­ли они. Со­вер­шив мо­ле­бен при гро­бе свя­то­го, игу­мен и бра­тия от­пра­ви­лись на тра­пе­зу, оста­вив боль­но­го в церк­ви. Вдруг он стал со­вер­ше­но здо­ро­вым, как бы про­бу­див­шись от глу­бо­ко­го сна. По­лу­чив из­ве­стие об этом, игу­мен и бра­тия по­спе­ши­ли в цер­ковь и на­шли кня­зя здо­ро­вым, мо­ля­щим­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го.

В 1445 го­ду ве­ли­кий князь Ва­си­лий Тем­ный с сы­но­вья­ми при­был в Нов­го­род. Там опас­но за­бо­лел лю­би­мый по­стель­ни­чий кня­зя Гри­го­рий и во­семь дней ле­жал без пи­щи. Во сне он от­ве­чал как буд­то спра­ши­вав­шим его, хо­тя с ним ни­кто из быв­ших при нем не го­во­рил. Ко­гда он при­шел в со­зна­ние, его спро­си­ли, с кем он раз­го­ва­ри­вал. Гри­го­рий от­ве­чал: «Ле­жа на по­сте­ли, я ду­мал, как бы мне по­бы­вать в оби­те­ли св. Вар­ла­а­ма, чтобы по­мо­лить­ся при его гро­бе. Вдруг я услы­шал го­лос, что идет к те­бе сам чу­до­тво­рец. Я уви­дел, что ко мне идет св. Вар­ла­ам с кре­стом в ру­ке. По­дой­дя ко мне, пре­по­доб­ный ска­зал: «Ты мо­лишь­ся Ни­ко­лаю Чу­до­твор­цу и ме­ня при­зы­ва­ешь в по­мощь, не зная ме­ня, и ка­нон мой, и жи­тие спи­сал, да­же дал обет по­стричь­ся в мо­на­сты­ре мо­ем. Мо­лись и впредь Ни­ко­лаю Чу­до­твор­цу, а я твой по­мощ­ник. Те­перь же, уви­дев ме­ня, будь мне ве­рен: я те­бя из­бав­лю от тво­ей бо­лез­ни». «По­это­му про­шу вас, – про­дол­жал Гри­го­рий, – от­ве­зи­те ме­ня в оби­тель пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, ес­ли да­же и смерть по­стигнет ме­ня здесь, по­гре­би­те ме­ня в его оби­те­ли». По этой прось­бе боль­но­го по­ло­жи­ли в са­ни и по­вез­ли в мо­на­стырь. До­ро­гою он умер. Про­во­жав­шие его не зна­ли, как по­сту­пить, вез­ти ли те­ло в оби­тель или от­вез­ти к ро­ди­те­лям. Но, ис­пол­няя прось­бу умер­ше­го, ре­ши­лись от­вез­ти его в оби­тель. У мо­на­стыр­ских во­рот мерт­вый неожи­дан­но ожил и гром­ко вос­клик­нул: «Я был мертв, и ныне здесь!» Про­во­жав­шие его ста­ли спра­ши­вать, но он не мог бо­лее ни­че­го ска­зать. Услы­шав об этом чу­де, игу­мен Леон­тий и бра­тия со­бра­лись в цер­ковь и со­вер­ши­ли мо­ле­бен при гро­бе пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма. Ожив­ший сто­ял на но­гах, но был нем. Ко­гда же его вве­ли в ке­ллию и по его прось­бе при­нес­ли ико­ну св. Вар­ла­а­ма, юно­ша, при­бли­зив­шись к иконе, вне­зап­но за­го­во­рил. Со сле­за­ми бла­го­да­рил он пре­по­доб­но­го за свое ис­це­ле­ние и рас­ска­зал игу­ме­ну и бра­тии о слу­чив­шем­ся с ним: «В час смер­ти ви­дел я око­ло се­бя мно­же­ство бе­сов, и один из них дер­жал сви­ток, где бы­ли за­пи­са­ны гре­хи мои. Но свя­ти­тель Ни­ко­лай, от­го­няя от ме­ня де­мо­нов, ска­зал: «Немно­гие доб­рые де­ла его зна­чат боль­ше, чем гре­хи его, в ко­то­рых он при­том рас­ка­ял­ся ду­хов­но­му от­цу». То­гда бе­сы скры­лись, яви­лись Ан­ге­лы, и один из них по­вел ме­ня в свет­лое ме­сто, где рос­ло мно­же­ство пре­крас­ных де­ре­вьев. Здесь я уви­дел пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма с по­со­хом в ру­ке, как изо­бра­жен он на иконе. По­дой­дя ко мне, он ска­зал: «Гри­го­рий! Я не успел прид­ти к те­бе при ис­хо­де тво­ем. Те­перь ты хо­чешь ли оста­вать­ся здесь?» – «Хо­чу здесь пре­бы­вать», – от­ве­тил я. Св. Вар­ла­ам ска­зал: «Хо­ро­шо бы бы­ло остать­ся те­бе здесь, но бу­дут скор­беть ро­ди­те­ли твои; иди утешь от­ца и мать». Взяв ме­ня за ру­ку, пре­по­доб­ный по­вел ме­ня, а Ан­гел шел впе­ре­ди в диа­кон­ском оде­я­нии. Прой­дя ми­мо цве­ту­щих де­ре­вьев, Ан­гел скрыл­ся, а пре­по­доб­ный, осе­нив ме­ня кре­стом и ико­ною свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, ска­зал: «Через семь лет ты бу­дешь у ме­ня» и стал неви­ди­мым, а я ожил». Это чу­до со­вер­ши­лось 31 ян­ва­ря 1445 го­да.

Чу­де­са, со­вер­шав­ши­е­ся при гро­бе пре­по­доб­но­го Вар­ла­а­ма, по­бу­ди­ли Нов­го­род­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ев­фи­мия при­сту­пить к осви­де­тель­ство­ва­нию свя­тых мо­щей его. С бла­го­го­ве­ни­ем при­сту­пил к это­му ар­хи­епи­скоп. При­звав к се­бе Ху­тын­ско­го игу­ме­на Та­ра­сия, он за­по­ве­дал три­днев­ный пост и мо­лит­ву в оби­те­ли и сам по­стил­ся и мо­лил­ся эти дни. Через три дня ар­хи­епи­скоп с игу­ме­ном и од­ним ипо­ди­а­ко­ном во­шли в храм, с мо­лит­вой сня­ли ка­мен­ную кры­шу с гро­ба и уви­де­ли чест­ное те­ло пре­по­доб­но­го со­вер­шен­но нетлен­ным: ли­цо и бо­ро­да его бы­ли сход­ны с изо­бра­же­ни­ем на иконе, сто­яв­шей над гро­бом. Все про­сла­ви­ли Бо­га, а ипо­ди­а­кон, по­ра­жен­ный чу­дом, при­нял мо­на­ше­ство. Это бы­ло око­ло 1452 го­да.

Мо­щи пре­по­доб­но­го и по­сле то­го оста­лись за­кры­ты­ми. В 1471 го­ду ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Иоанн III, за­во­е­вав Нов­го­род, при­был в Ху­тын­скую оби­тель по­кло­нить­ся свя­то­му Вар­ла­а­му. «По­че­му не от­кры­ва­ют гро­ба свя­то­го?» – спро­сил он игу­ме­на На­фа­наи­ла. «Из­дав­на ни­кто не сме­ет ви­деть мо­щи чу­до­твор­ца, – от­ве­чал игу­мен, – ни для кня­зей, ни для ар­хи­епи­ско­пов, ни для бо­яр не от­кры­ва­ют их, по­ка Гос­по­ду не бла­го­угод­но бу­дет изъ­явить на то Свою во­лю». То­гда ве­ли­кий князь гнев­но ска­зал: «Ни­кто из свя­тых не скры­ва­ет­ся, но они вез­де по все­лен­ной яв­ны бы­ва­ют, чтобы каж­дый хри­сти­а­нин мог с ве­рою при­хо­дить к свя­тым мо­щам, це­ло­вать их и по­лу­чать за­щи­ту. От­кры­ты мо­щи свя­ти­те­ля Ни­ко­лая в Ба­рах, а так­же в Ца­рь­гра­де все­лен­ский пат­ри­арх в празд­ник Рож­де­ства Пред­те­чи все­на­род­но воз­дви­га­ет чест­ную ру­ку его». С эти­ми сло­ва­ми он гроз­но при­ка­зал от­крыть гроб, гнев­но уда­ряя при этом жез­лом в зем­лю. Но Гос­по­ду угод­но бы­ло вра­зу­мить кня­зя, что все силь­ные зем­ли ни­что пред ли­цом Гос­по­да. Ед­ва толь­ко ста­ли под­ни­мать ка­мен­ную дос­ку и ко­пать зем­лю, как из гро­ба свя­то­го вы­шел гу­стой дым и за­тем пла­мень, опа­лив­ший сте­ны хра­ма. В ужа­се бро­сил­ся князь со сво­ей сви­той вон из хра­ма, вы­ро­нив жезл, ко­то­рым гнев­но уда­рял зем­лю. В па­мять чу­да в оби­те­ли хра­нит­ся этот жезл.

(1)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *