31 мая — Память святых отцов семи Вселенских Соборов; мч. Феодо́та Анкирского и мцц. семи дев: Александры, Теку́сы, Кла́вдии, Фаи́ны, Евфра́сии (Евфроси́нии), Матро́ны и Иу́лии (303); мчч. Петра, Диони́сия, Андре́я, Павла и мц. Христи́ны (249–251); прп. Макария Алтайского (1847).

(6)

29 мая — Преподобный Фео́дор Освященный, игумен

Пре­по­доб­ный Фе­о­дор Освя­щен­ный был уче­ни­ком пре­по­доб­но­го Па­хо­мия Ве­ли­ко­го (па­мять 15/28 мая). На­зван он «освя­щен­ным» по­то­му, что пер­вым в сво­ей оби­те­ли был ру­ко­по­ло­жен во свя­щен­ни­ки. Ро­дил­ся он око­ло 316 г. в Егип­те и был сы­ном бо­га­тых ро­ди­те­лей. Ра­но по­яви­лось в пре­по­доб­ном стрем­ле­ние к ино­че­ской жиз­ни, 14-ти лет от ро­ду св. Фе­о­дор тай­но ушел из ро­ди­тель­ско­го до­ма и по­се­лил­ся в од­ном из мо­на­сты­рей. Услы­шав о пре­по­доб­ном Па­хо­мии Ве­ли­ком, юно­ша за­го­рел­ся же­ла­ни­ем уви­деть свя­то­го стар­ца, на­де­ясь при его по­мо­щи луч­ше по­знать Бо­га и Его свя­тую во­лю.

До­стиг­нув Та­вен­нис­ской оби­те­ли, он с лю­бо­вью был при­нят пре­по­доб­ным, ко­то­рый был предуве­дом­лен от Бо­га о его при­хо­де. Став уче­ни­ком ве­ли­ко­го ав­вы свя­той Фе­о­дор быст­ро пре­успел во всех ино­че­ских по­дви­гах, осо­бен­но же в пол­ном по­слу­ша­нии сво­е­му на­став­ни­ку и в со­стра­да­нии и люб­ви к бра­тии. Ви­дя ра­зум и спо­соб­но­сти св. Фе­о­до­ра, пре­по­доб­ный Па­хо­мий од­на­жды по­ру­чил ему ска­зать по­уче­ние бра­тии. Фе­о­до­ру то­гда бы­ло 20 лет. Он бес­пре­ко­слов­но за­нял ме­сто Па­хо­мия и про­из­нес по­уче­ние, счи­тая для се­бя за­ко­ном во­лю стар­ца, хо­тя неко­то­рые из стар­ших бра­тий и оскор­би­лись тем, что их по­уча­ет но­во­на­чаль­ный. Уда­лив­шись в бо­лее уеди­нен­ный мо­на­стырь, св. Па­хо­мий ста­вит пре­по­доб­но­го Фе­о­до­ра стро­и­те­лем Та­вен­нис­ско­го мо­на­сты­ря, а по­сле смер­ти ве­ли­ко­го ав­вы св. Фе­о­дор ста­но­вит­ся во гла­ве всех фива­ид­ских оби­те­лей. Пре­по­доб­ный про­сла­вил­ся свя­то­стью жиз­ни и обиль­ным да­ром чу­до­тво­ре­ний; к нему с осо­бен­ным ува­же­ни­ем от­но­сил­ся свя­ти­тель Афа­на­сий Ве­ли­кий. Кон­чи­на пре­по­доб­но­го по­сле­до­ва­ла в 368 г.

(0)

28 мая — Благоверный Дими́трий Угличский и Московский, царевич

Свя­той бла­го­вер­ный ца­ре­вич Ди­мит­рий Уг­лич­ский (Мос­ков­ский) ро­дил­ся 19 ок­тяб­ря 1582 г. Он был сы­ном ца­ря Иоан­на Гроз­но­го. В цар­ство­ва­ние Фе­о­до­ра Иоан­но­ви­ча, ко­гда фак­ти­че­ски пра­ви­те­лем Рус­ско­го го­су­дар­ства был его шу­рин – вла­сто­лю­би­вый бо­ярин Бо­рис Го­ду­нов, ца­ре­вич Ди­мит­рий вме­сте с ма­те­рью, ца­ри­цей Ма­ри­ей Фе­о­до­ров­ной, был уда­лен от дво­ра в г. Уг­лич. Же­лая из­ба­вить­ся от за­кон­но­го на­след­ни­ка рус­ско­го тро­на, Бо­рис Го­ду­нов стал дей­ство­вать про­тив ца­ре­ви­ча как про­тив лич­но­го вра­га. Сна­ча­ла он пы­тал­ся окле­ве­тать юно­го на­след­ни­ка пре­сто­ла, рас­пу­стив лжи­вые слу­хи о его мни­мой неза­кон­ной рож­ден­но­сти. По­том рас­про­стра­нил но­вый вы­мы­сел, что буд­то бы Ди­мит­рий уна­сле­до­вал су­ро­вость го­су­да­ря – от­ца сво­е­го. По­сколь­ку эти дей­ствия не при­нес­ли же­ла­е­мо­го, то ко­вар­ный Бо­рис ре­шил­ся по­гу­бить ца­ре­ви­ча. По­пыт­ка отра­вить Ди­мит­рия не увен­ча­лась успе­хом: смер­то­нос­ное зе­лье не вре­ди­ло от­ро­ку. То­гда зло­деи ре­ши­лись на яв­ное пре­ступ­ле­ние.

В суб­бот­ний день 15 мая 1591 г., ко­гда от­рок гу­лял с кор­ми­ли­цей во дво­ре, по­до­слан­ные убий­цы, Осип Волх­вов, Да­ни­ло Би­тя­гов­ский и Ни­ки­та Ка­ча­лов, звер­ски за­ре­за­ли ца­ре­ви­ча.

Ца­ре­вич Ди­мит­рий был по­гре­бен в Уг­ли­че, во двор­цо­вом хра­ме в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня. Мно­же­ство чу­дес и ис­це­ле­ний ста­ло со­вер­шать­ся у его гроб­ни­цы, осо­бен­но ча­сто ис­це­ля­лись боль­ные гла­за­ми. А 3 июля 1606 г. свя­тые мо­щи стра­сто­терп­ца ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми.

Пе­ре­не­се­ние свя­тых мо­щей бла­го­вер­но­го ца­ре­ви­ча Ди­мит­рия, уби­то­го 15 мая 1591 го­да, из Уг­ли­ча в Моск­ву со­вер­ши­лось в 1606 го­ду. По­буж­де­ни­ем к это­му бы­ло же­ла­ние, по вы­ра­же­нию ца­ря Ва­си­лия Шуй­ско­го, «уста лжу­щия за­гра­дить и очи неве­ру­ю­щия осле­пить гла­го­лю­щим, яко жи­вый из­бе­же (ца­ре­вич) от убий­ствен­ных дла­ней», вви­ду по­яв­ле­ния са­мо­зван­ца, объ­яв­ляв­ше­го се­бя ис­тин­ным ца­ре­ви­чем Ди­мит­ри­ем. Тор­же­ствен­но бы­ли пе­ре­не­се­ны свя­тые мо­щи и по­ло­же­ны в Ар­хан­гель­ском со­бо­ре Мос­ков­ско­го Крем­ля, «в при­де­ле Иоан­на Пред­те­чи, иде­же отец и бра­тья его». По­сле мно­го­чис­лен­ных чу­дес­ных ис­це­ле­ний от свя­тых мо­щей в том же 1606 го­ду «со­ста­ви­ша празд­не­ство ца­ре­ви­чу Ди­мит­рию три­жды в год – рож­де­ние (19 ок­тяб­ря), уби­е­ние (15 мая), пе­ре­не­се­ние мо­щей к Москве (3 июня)».

(0)

26 мая — Преполовение

Преполовение – это середина святой Пятидесятницы, оно расположено точно между двумя величайшими праздниками – Пасхой и Троицей и как бы соединяет их воедино. На литургии сегодня читается Евангелие о том, как Христос пришел в Иерусалим на праздник Кущей. Этот праздник был установлен в воспоминание сорокалетнего странствования израильтян в пустыне, когда они жили в шатрах, или по-славянски в кущах. Во время празднования Кущей евреи строили себе из пальмовых и миртовых ветвей шалаши. Праздник продолжался семь дней, в течение которых каждый день совершался особый обряд: священники выходили из Иерусалимского храма к источнику Силоам, набирали оттуда воду в золотой сосуд и приносили ее в храм, где первосвященник, по-нашему – патриарх, выливал ее перед жертвенником.

Это таинственное священнодействие имело несколько глубоких смыслов, означало одновременно несколько вещей. Так, например, оно означало изведение Моисеем воды в пустыне для странствующих израильтян. Израильтяне тогда умирали от жажды, но Моисей, по слову Господа, чудесным образом извел для них источник воды. Однако главное значение этого священнодействия заключалось в том, что оно прообразовывало пришествие в мир Мессии, то есть Господа Иисуса Христа. Почему оно прообразовывало пришествие Христа?

Источник Силоам, из которого набиралась вода, представлял собой небольшой водоем, питавшийся от струи воды, текущей из-под храмовой горы. В книге пророка Исаии упоминается о водах силоамских, «текущих тихо». Этим выражением пророк именует царство Давида, а также и грядущее Царство Христа, которое, в противоположность громким и бурным земным царствам, приходит в мир и пребывает в нем тихо, бесшумно и неприметно.

Кроме того, текущие тихо силоамские воды означают еще и Самого Христа – кроткого, смиренного сердцем, пришедшего в мир тихо и незаметно для людей. О Христе тот же пророк в другом месте говорит, что Он «не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его», – то есть не будет спорить, громко заявлять о Себе, произносить пышных речей, но совершит Свою великую миссию тихо и незаметно, подобно тому как тихо и незаметно наполняется силоамский водоем текущим из-под храма источником. Примечательно, кстати, что само слово «силоам» означает «посланный», что, конечно, имеет прямое отношение к Мессии, Которого Отец посылает в мир для спасения мира.

То, что воду из Силоама выливали перед жертвенником, означало, что имеющий прийти Мессия принесет Себя в искупительную жертву. И здесь нам приходит на память другой прообраз Ветхого Завета – одно из чудес Моисея, которое повелел ему совершить Господь: взять воду из реки и вылить на землю – и когда он ее вылил, вода стала кровью. По толкованию святителя Кирилла Александрийского, это действие также было прообразом Христа и Его дела спасения людей. Святитель объясняет это так: вода есть образ жизни, и потому вода, взятая из реки, означает Христа, Сына Божия, рожденного как бы от некоей реки, от животворящего все Отца и имеющего с Ним одну Божественную природу. То, что вода проливается на землю, означает пришествие в мир Бога Слова, потому что Христос, вочеловечившись, смешал Себя с происшедшим от земли человечеством. А в кровь вода превратилась потому, что Христос, будучи жизнью по Своему естеству, соединился с человеческой природой, претерпел смерть и пролил Свою Кровь ради нашего спасения. Этот удивительный библейский прообраз очень созвучен обряду выливания воды на землю в праздник Кущей, и оба эти действия, скорее всего, имели одинаковый смысл.

Вернемся, однако, к сегодняшнему Евангелию. Имеются сведения о том, что у евреев был обычай в праздник Кущей обливать и кропить друг друга водой. Если это так, то вода Силоама символизировала собой еще и грядущее таинство христианского Крещения. Это подтверждается, кстати, и другим известным Евангельским эпизодом, – когда Христос посылал слепого умыться в Силоамской купели, и он, умывшись, тотчас прозрел. Святые отцы, объясняя это событие, говорят, что умывание в Силоаме есть прообраз Крещения, в котором человек прозревает для Бога и для вечной жизни.

Таким образом, можно сказать, что праздник Кущей, который посетил Христос, был преимущественно праздником воды – воды живой, воды спасительной. Вода этого праздника означала, во-первых, ту посланную Богом воду, которая в пустыне спасла Его народ от гибели, а во-вторых, посылаемого Богом в мир Мессию, имеющего дать людям истинную небесную воду – воду спасения, воду вечной жизни, воду Крещения и даров Святого Духа.

В Евангелии сказано, что Христос, присутствовавший на празднике, учил народ в храме. И вот в последний день праздника, который был его кульминацией и потому назывался великим, Он произносит вспоминаемые сегодня Церковью слова: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей». Этим Христос как бы говорит иудеям следующее: вы празднуете праздник воды, спасшей вас некогда в пустыне и дающей жизнь всему, что на земле, но эта земная вода есть только прообраз воды истинной, воды, дающей жизнь всему, что на небе, и вот сегодня наступило уже то время, которое прообразуется настоящим праздником. Ибо Я есть посланный Отцом Мессия, Я принес вам истинную воду – воду Моего учения, воду спасения и вечной жизни. А потому придите ко Мне и пейте эту воду, ибо она для пьющего ее становится неиссякаемым источником всех даров и благословений Божиих…

Итак, Христос сравнивает нашу душу с жаждущим человеком, а Себя – с источником воды. Такое сравнение очень понятно: все мы, подобно древнему Израилю, странствуем в пустыне мира сего и, чтобы не погибнуть в ней от духовной жажды, нуждаемся в спасительном источнике даров Божиих, которые преподаются верующей душе через Христа. Жизнь души, ее блаженство и спасение заключаются только в общении и соединении с Богом. Это следует из самого происхождения души: ведь она была создана по образу и подобию Творца, Господь, по свидетельству Писания, из собственных уст вдунул ее в человека. И потому ни в чем и ни в ком другом, кроме Бога, человеческая душа не может найти истинного смысла, истинного мира, истинного упокоения и блаженства.

Так было в Раю: Адам и Ева пребывали в Боге, и в этом они имели совершенное блаженство. Что это было за блаженство, нам в нашем падшем состоянии представить себе невозможно. Мы понимаем и можем себе представить только земную радость, земное счастье, основу которых составляет что-то земное – то, что сотворено и дано нам Богом. Например, в хорошей семье муж радуется тому, что у него есть жена и дети, и в этих любимых людях он находит свое счастье. Но насколько же большее счастье дает общение с Тем, Кто сотворил наших любимых людей, Кто дал их нам, Кто дал саму нашу любовь друг ко другу, Кто любит нас больше, чем мы сами можем друг друга любить? Насколько Бог, наш Создатель, выше, лучше, прекраснее самых добрых, замечательных и красивых людей или, тем более, вещей и предметов! Ведь разница между Творцом и тем, что Им создано, бесконечно велика, это, может быть, как разница между скульптором и его скульптурой, то есть между живым человеком и холодным камнем.

Адам, наш прародитель, до своего падения жил в Раю, и блаженство его заключалось в общении с Богом, своим Создателем. Но Адам пал и разорвал общение с Богом, и через это он потерял небесное блаженство, потерял Рай. С этого времени потомство Адама, то есть все человечество, рождается в состоянии разорванного общения с Богом, оно лишено Рая, лишено небесной славы. Пытаться земному человеку объяснить, что такое райское блаженство, – все равно, что пытаться рассказать слепому от рождения, как выглядят звезды, луна, облака или синее небо, – ведь ничего этого он никогда не видел и потому не знает, что такое белый цвет или синий…

После падения Адама Рай для людей оказался закрытым, и люди стали насыщать свою душу земным: земными удовольствиями, земным богатством, земной славой. Появилась земная человеческая культура: науки, искусства, музыка, поэзия, живопись. Все это стало как бы заменителем и суррогатом потерянного Рая. Однако никакая земная пища не может удовлетворить и насытить созданную для богообщения человеческую душу. Все земное дает только видимость насыщения, удовлетворяет человека лишь на малое время, после чего в его душе снова образуется неудовлетворенность и пустота. Человеку постоянно хочется чего-то еще, чего-то нового, новых ощущений, новых впечатлений, он стремится к этому, но когда получает, то снова наступает разочарование. В книге Деяний про язычников, жителей Афин, сказано, что они ничего так не любили, как говорить или слушать что-нибудь новое. Такое состояние является обычным для язычников, и происходит оно от той же самой причины: питаясь земным, душа человека никогда не может обрести покой и насыщение.

И этот опыт неизменно повторяется в истории человечества от Адама и до наших дней: ничто земное не может насытить человеческой души. Не насыщают ее земные удовольствия, не насыщают ее земная власть и слава. Царь Соломон имел великую власть, богатство и славу, испытал все удовольствия мира сего, и вот он, обозревая свой жизненный путь и подводя итог, говорит, что все это – прах и суета, а важно только одно – исполнить в своей жизни волю Бога.

И это действительно так: суетно богатство, суетны удовольствия и слава, не насыщают они души человека, не дают ей истинного мира. Иногда, например, читаешь в журнале интервью какого-нибудь известного в прошлом актера, или режиссера, или музыканта и поражаешься, насколько это человек усталый, насколько он опустошенный и во всем разочарованный. Ведь, казалось бы, он прожил самую насыщенную, самую полноценную и творческую жизнь, приобрел славу, снялся в прекрасных фильмах, написал много хорошей музыки, имел в этой жизни все, к чему обычно стремятся люди, – и вот на закате жизни состояние его души можно охарактеризовать как глубокая усталость, пустота и разочарование. Почему, откуда такой печальный результат? Ответ простой: потому что человек всю жизнь питал свою душу земным, а земное не может насытить человеческой души.

Да нам это знакомо и по собственному каждодневному опыту. Например, прочитав газету или журнал и даже найдя там что-то интересное, человек не может этим удовлетвориться и ищет новую газету, новый журнал, новую информацию. Попробовав какое-нибудь развлечение, человек хочет попробовать что-нибудь еще, развлечься каким-нибудь другим способом. Посмотрев фильм, послушав музыку, хочется смотреть все новые и новые фильмы, слушать все новую и новую музыку – и так без конца. Это похоже на бег белки в колесе, и конец его будет всегда один – усталость, пустота и разочарование.

Совершенно по-другому бывает, когда человек дает своей душе не земную, а небесную пищу – соединение и общение с Богом. Такое соединение происходит действием Благодати Божией, когда она приходит в душу человека. Душа тогда изменяется: приняв в себя свет Благодати, она и сама становится светом, становится, по словам святых отцов, миром, радостью, любовью и совершенством. И в этом состоянии общения со своим Создателем она находит полное насыщение, ибо Бог становится для нее всем, чего она может пожелать. Это и есть истинная небесная пища или истинная небесная вода, удовлетворяющая ничем другим не удовлетворимую жажду человеческой души.

Именно для того, чтобы дать людям такую воду, и пришел на землю Христос. «Кто жаждет, иди ко Мне и пей», – говорит Он в Евангелии. Эти Его слова означают, что только в общении с Богом человек может обрести все то, к чему стремится его душа. Только в Боге все его вечные устремления находят свое удовлетворение. Например, если человек ищет истину, то он найдет ее у Христа, ибо Христос есть Истина и в Нем сокрыты все источники премудрости и ведения. Если он ищет свободу, то пусть идет ко Христу, чтобы получить у Него единственную истинную свободу – свободу от смерти, ибо такую свободу ему никто, кроме Христа, не сможет дать. Ищущий душевных сил пусть приходит ко Христу, ибо Христос есть Господь сил и силы Его всемогущи и бесконечны. Ищущий славы может обрести вечную и непреходящую славу у Христа, ибо Он есть Царь Славы и вся вселенная полна славы Его. И, коротко сказать, все блага, о которых только может помыслить человек, обретаются во Христе, и только в Нем одном. Вспомним известный эпизод из жития святой великомученицы Екатерины, как она искала высшую красоту, богатство, мудрость и благородство и как она обрела все это во Христе…

Итак, земные блага не есть истинные блага, а только их видимость. Все они суетны, тленны, скоропреходящи, все перемешаны с ложью, злом, греховной скверной. Таковы земная слава, земная власть, земные богатства и наслаждения. Таковы любые земные преимущества. Люди увлекаются и гоняются за всем этим потому, что не знают истинных небесных благ. Те же, кто вкусил этих благ, уже не прельщаются землей, но все земное почитают за прах, уносимый ветром. Об этом свидетельствуют все святые, то есть люди, узнавшие это опытом своей жизни. Апостол Павел говорит, что все свои земные преимущества (а они у него были) он почел тщетой и отказался от них ради того, чтобы приобрести Христа. Святитель Григорий Богослов говорит то же самое: из всех своих земных приобретений он извлек одну только ту пользу, что нашлось у него, чему предпочесть Христа. Преподобный Силуан Афонский писал, что, вкусив Благодати Божией, многие цари и владыки оставили свои престолы и стали монахами и отшельниками, чтобы только не лишиться истинных небесных благ.

Этих истинных небесных благ и мы прежде всего должны искать, братия и сестры! Эти истинные блага – во Христе, и именно потому Он говорит всему человеческому роду: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей». Вода, которую Он нам дает, – это Благодать Святого Духа, соединяющая человека с Богом и доставляющая ему вечную жизнь и вечные блага. Это и есть та истинная небесная вода, которая одна только способна утолить жажду человеческой души, способна дать ей совершенное, никогда не оскудевающее насыщение. И в стяжании этой Благодати, в соединении с Богом как раз и заключается высшая цель и смысл христианской жизни. Аминь.

(0)

24 мая — Святейший Патриарх Кирилл отмечает день своего тезоименитства

По традиции в этот день Предстоятеля Русской Православной Церкви поздравляют представители духовенства, власти, общественности, а также мировых христианских и других конфессий.

По словам патриарха Кирилла, ежегодно вспоминая святых Кирилла и Мефодия, Церковь чтит их как великих просветителей, которые несли славянам «культуру, язык, но делали это не в отрыве от нравственных и духовных ценностей, не в отрыве от самого главного — целеполагания человеческой жизни».

– Их просветительство было направлено на то, чтобы люди становились святыми, чтобы достигалась главная цель бытия – соединение человека с Богом, освящение всей жизни, а значит, исключение из жизни всего того, что несут в себе грех и неправда, – сказал в одной из проповедей Святейший.

Также Первосвятитель ранее отмечал, что святые Кирилл и Мефодий «не только проповедовали Христа, но они вместе с этой проповедью стали создавать письменность, а значит, основы культуры».

– Празднуя память святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, мы, конечно, обращаемся в будущее. Мы обращаемся с надеждой, что никакие искушения, испытания, соблазны, никакие новомодные идеи, пытающиеся разрушить нашу национальную корневую ценностную систему, неспособны будут это сделать, — подчеркнул Святейший Патриарх.

(0)

22 мая — Святитель Николай, архиепископ Мирликийский, чудотворец. Перенесение мощей святителя и чудотворца из Мир Ликийских в Бар.

Бла­го­сло­вен Бог, да­ро­вав­ший нам пре­див­ное со­кро­ви­ще – ан­ге­ло­по­доб­но­го Ни­ко­лая. За­ступ­ни­че­ством и ми­ло­сер­ди­ем это­го ве­ли­ко­го све­то­ча еван­гель­ско­го си­я­ния, от края до края освя­тив­ше­го все­лен­ную, весь пра­во­слав­ный мир устре­мил­ся к Веч­ной Жиз­ни. Из­бран­ник Бо­жий Ни­ко­лай стал вер­ши­ной всех доб­ро­де­те­лей, под­ня­той до рай­ской вы­со­ты. С кем из ве­ли­чай­ших пра­вед­ни­ков не срав­нял­ся свя­ти­тель Ни­ко­лай об­ра­зом ду­хов­ной кра­со­ты, ко­му из них не по­сле­до­вал в сво­их де­я­ни­ях и чу­до­тво­ре­ни­ях? Все­б­ла­жен­ный Ни­ко­лай был кро­ток, как Мо­и­сей, му­же­стве­нен, как Да­вид, сла­вен про­сто­той нра­ва, как Иа­ков. Слов­но Ной, он спа­сал ста­до Гос­подне в но­вом ков­че­ге от по­то­па ере­сей.

По­ис­ти­не не толь­ко древним пра­вед­ни­кам и про­ро­кам, но уче­ни­кам и апо­сто­лам Хри­сто­вым упо­до­бил­ся отец от­цов Ни­ко­лай. Он стал ос­но­ва­ни­ем и стол­пом Церк­ви, ее оком и по­пе­чи­те­лем, со­зи­да­те­лем и во­и­ном. Пусть бла­го­че­сти­вый чи­та­тель боль­ше узна­ет о все­ми лю­би­мом свя­том, про­чи­тав по­вест­во­ва­ние(*) об уди­ви­тель­ных де­я­ни­ях вер­но­го дру­га Пре­свя­той Тро­и­цы и ве­ли­ко­го угод­ни­ка Бо­жье­го ар­хи­епи­ско­па Мир­ли­кий­ско­го Ни­ко­лая, со­став­лен­ное на­ми по до­сто­вер­ным древ­ней­шим ис­точ­ни­кам[1].

От­чиз­ной иерар­ха Хри­сто­ва Ни­ко­лая(*) был древ­ний ли­кий­ский[2] го­род Па­та­ра[3]. Его ро­ди­те­ли про­ис­хо­ди­ли из знат­но­го и бо­га­то­го ро­да, но ни­ко­гда не стре­ми­лись к мир­ской сла­ве и рос­ко­ши. Они весь­ма вы­де­ля­лись сре­ди со­оте­че­ствен­ни­ков сво­и­ми доб­ро­де­те­ля­ми[4]. За бо­го­угод­ную жизнь су­пру­ги удо­сто­и­лись вы­со­кой че­сти стать свя­тым кор­нем, про­из­рас­тив­шим дре­во чу­до­точ­ное рая Иису­со­ва(*). Слов­но де­ре­во, по­са­жен­ное при по­то­ках вод, ко­то­рое при­но­сит плод свой во вре­мя свое (Пс.1:3), у бла­го­сло­вен­ной че­ты как плод пра­вед­но­сти ро­дил­ся ве­ли­кий за­ступ­ник все­лен­ной Ни­ко­лай[5].

С пер­вых дней жиз­ни мла­ден­ца его по­ве­де­ние бы­ло необыч­ным: во вре­мя корм­ле­ния Ни­ко­лай со­сал мо­ло­ко толь­ко из пра­вой гру­ди ма­те­ри, а по сре­дам и пят­ни­цам вку­шал лишь один раз, и то ве­че­ром, в де­вя­том ча­су(*). Это зна­ме­ние пред­опре­де­ли­ло весь об­раз жиз­ни Ни­ко­лая. Так, от мла­ден­че­ских пе­лен до са­мой кон­чи­ны свя­той про­во­дил сре­ду и пят­ни­цу в стро­гом по­сте и воз­дер­жа­нии.

Ни­ко­лай был един­ствен­ным ре­бен­ком в се­мье. Ро­ди­те­ли[6] са­ми уха­жи­ва­ли за ним, очень лю­би­ли и обе­ре­га­ли свое ди­тя. Доб­ро­нра­вие мла­ден­ца вос­хи­ща­ло их – су­пру­ги счи­та­ли се­бя счаст­ли­вей­ши­ми из лю­дей. Они, не жа­лея сил, ста­ра­лись со­вер­шен­ство­вать пре­крас­ные от при­ро­ды свой­ства его ду­ши. Бла­го­сло­вен­ная че­та свя­то со­блю­да­ла за­по­ве­ди Гос­под­ни, по­ка­зы­вая сы­ну див­ный при­мер нес­тя­жа­ния и пра­вед­но­сти.

Ко­гда маль­чик под­рос, ро­ди­те­ли от­да­ли его учить­ся[7]. Бла­го­да­ря при­род­ным да­ро­ва­ни­ям и остро­те ума Ни­ко­лай пре­успел в изу­че­нии мно­гих на­ук(*), а дей­стви­ем бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха в со­вер­шен­стве по­стиг пре­муд­рость Бо­же­ствен­но­го Пи­са­ния. В стрем­ле­нии к ду­хов­но­му воз­рас­та­нию юно­ша не огра­ни­чил­ся толь­ко книж­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, но по­ка­зал се­бя со­вер­шен­ным и в са­мой жиз­ни.

Ни­ко­лай во всем сле­до­вал на­став­ле­ни­ям бо­го­бо­яз­нен­ных ро­ди­те­лей. Он из­бе­гал пу­стых, су­ет­ных раз­вле­че­ний тол­пы, несов­ме­сти­мых с доб­ро­де­тель­ной жиз­нью, вся­че­ски укло­нял­ся от непри­стой­ных бе­сед с празд­ны­ми юно­ша­ми и на­все­гда уда­лил из сво­е­го серд­ца лю­бовь к те­ат­раль­ным зре­ли­щам(*). Свя­той хра­нил непо­роч­ным це­ло­муд­рие, дабы ду­ше­гу­би­тель­ная страсть к жен­щи­нам не овла­де­ла умом и не за­пят­на­ла его му­же­ствен­ной пра­вед­но­сти. Ни­ко­лай стре­мил­ся про­во­дить дни и но­чи в бо­го­мыс­лии и со­зер­ца­нии Гос­по­да, при­леж­но со­би­рая мед доб­ро­де­те­лей. Бу­ду­щий свя­ти­тель усерд­но по­се­щал цер­ковь. Там он при­об­щал­ся бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха и со­зи­дал в се­бе до­стой­ное для Него жи­ли­ще, по сло­ву Пи­са­ния: вы храм Бо­жий, и Дух Бо­жий жи­вет в вас (1Кор.3:16).

Читать далее

(11)

21 мая — Апостол Иоа́нн Богослов, евангелист

Апо­стол Иоанн был осо­бен­но лю­бим Спа­си­те­лем за жерт­вен­ную лю­бовь и дев­ствен­ную чи­сто­ту. По­сле сво­е­го при­зва­ния апо­стол не рас­ста­вал­ся с Гос­по­дом и был од­ним из трех уче­ни­ков, ко­то­рых Он осо­бен­но при­бли­зил к Се­бе. Свя­той Иоанн Бо­го­слов при­сут­ство­вал при вос­кре­ше­нии Гос­по­дом до­че­ри Иа­и­ра и был сви­де­те­лем Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня на Фа­во­ре. Во вре­мя Тай­ной Ве­че­ри он воз­ле­жал ря­дом с Гос­по­дом и по зна­ку апо­сто­ла Пет­ра, при­ник­нув к гру­ди Спа­си­те­ля, спро­сил об име­ни пре­да­те­ля. Апо­стол Иоанн сле­до­вал за Гос­по­дом, ко­гда Его, свя­зан­но­го, ве­ли из Геф­си­ман­ско­го са­да на суд без­за­кон­ных пер­во­свя­щен­ни­ков Ан­ны и Ка­иа­фы, он же на­хо­дил­ся во дво­ре ар­хи­ерей­ском при до­про­сах сво­е­го Бо­же­ствен­но­го Учи­те­ля и неот­ступ­но сле­до­вал за Ним по Крест­но­му пу­ти, скор­бя всем серд­цем. У под­но­жия Кре­ста он пла­кал вме­сте с Бо­жи­ей Ма­те­рью и услы­шал об­ра­щен­ные к Ней с вы­со­ты Кре­ста сло­ва Рас­пя­то­го Гос­по­да: «Же­но, се сын Твой» и к нему: «Се Ма­ти твоя» (Ин.19:26-27). С это­го вре­ме­ни апо­стол Иоанн, как лю­бя­щий сын, за­бо­тил­ся о Пре­свя­той Де­ве Ма­рии и слу­жил Ей до Ее Успе­ния, ни­ку­да не от­лу­ча­ясь из Иеру­са­ли­ма. По­сле Успе­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри апо­стол Иоанн, по вы­пав­ше­му ему жре­бию, на­пра­вил­ся в Ефес и дру­гие ма­ло­азий­ские го­ро­да для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, взяв с со­бой сво­е­го уче­ни­ка Про­хо­ра. Они от­пра­ви­лись в путь на ко­раб­ле, ко­то­рый по­то­нул во вре­мя силь­ной бу­ри. Все пу­те­ше­ствен­ни­ки бы­ли вы­бро­ше­ны на су­шу, толь­ко апо­стол Иоанн остал­ся в мор­ской пу­чине. Про­хор горь­ко ры­дал, ли­шив­шись сво­е­го ду­хов­но­го от­ца и на­став­ни­ка, и по­шел в Ефес один. На че­тыр­на­дца­тый день пу­ти он сто­ял на бе­ре­гу мо­ря и уви­дел, что вол­на вы­бро­си­ла на бе­рег че­ло­ве­ка. По­дой­дя к нему, он узнал апо­сто­ла Иоан­на, ко­то­ро­го Гос­подь со­хра­нял жи­вым че­тыр­на­дцать дней в мор­ской глу­бине. Учи­тель и уче­ник от­пра­ви­лись в Ефес, где апо­стол Иоанн непре­стан­но про­по­ве­до­вал языч­ни­кам о Хри­сте. Его про­по­ведь со­про­вож­да­лась мно­го­чис­лен­ны­ми и ве­ли­ки­ми чу­де­са­ми, так что чис­ло уве­ро­вав­ших уве­ли­чи­ва­лось с каж­дым днем. В это вре­мя на­ча­лось го­не­ние на хри­сти­ан им­пе­ра­то­ра Неро­на. Апо­сто­ла Иоан­на от­ве­ли на суд в Рим. За ис­по­ве­да­ние ве­ры в Гос­по­да Иису­са Хри­ста апо­стол Иоанн был при­го­во­рен к смер­ти, но Гос­подь со­хра­нил Сво­е­го из­бран­ни­ка. Апо­стол вы­пил пред­ло­жен­ную ему ча­шу со смер­тель­ным ядом и остал­ся жи­вым, за­тем вы­шел невре­ди­мым из кот­ла с ки­пя­щим мас­лом, в ко­то­рый был бро­шен по при­ка­за­нию му­чи­те­ля. По­сле это­го апо­сто­ла Иоан­на со­сла­ли в за­то­че­ние на ост­ров Пат­мос, где он про­жил мно­го лет. По пу­ти сле­до­ва­ния к ме­сту ссыл­ки апо­стол Иоанн со­вер­шил мно­го чу­дес. На ост­ро­ве Пат­мос про­по­ведь, со­про­вож­дав­ша­я­ся чу­де­са­ми, при­влек­ла к нему всех жи­те­лей ост­ро­ва, ко­то­рых апо­стол Иоанн про­све­тил све­том Еван­ге­лия. Он из­гнал мно­го­чис­лен­ных бе­сов из идоль­ских ка­пищ и ис­це­лил ве­ли­кое мно­же­ство боль­ных. Волх­вы раз­лич­ны­ми бе­сов­ски­ми на­ва­жде­ни­я­ми ока­зы­ва­ли боль­шое со­про­тив­ле­ние про­по­ве­ди свя­то­го апо­сто­ла. Осо­бен­но устра­шал всех над­мен­ный волхв Ки­нопс, по­хва­ляв­ший­ся тем, что до­ве­дет до ги­бе­ли апо­сто­ла. Но ве­ли­кий Иоанн – Сын Гро­мов, как име­но­вал его Сам Гос­подь, си­лой дей­ству­ю­щей через него бла­го­да­ти Бо­жи­ей раз­ру­шил все ухищ­ре­ния бе­сов­ские, на ко­то­рые на­де­ял­ся Ки­нопс, и гор­дый волхв бес­слав­но по­гиб в мор­ской пу­чине.

Апо­стол Иоанн уда­лил­ся со сво­им уче­ни­ком Про­хо­ром на пу­стын­ную го­ру, где на­ло­жил на се­бя трех­днев­ный пост. Во вре­мя мо­лит­вы апо­сто­ла го­ра за­ко­ле­ба­лась, за­гре­мел гром. Про­хор в стра­хе упал на зем­лю. Апо­стол Иоанн под­нял его и при­ка­зал за­пи­сы­вать то, что он бу­дет го­во­рить. «Аз есмь Аль­фа и Оме­га, на­ча­ток и ко­нец, гла­го­лет Гос­подь, Сый и Иже бе и Гря­дый, Все­дер­жи­тель» (Откр.1:8), – воз­ве­щал Дух Бо­жий через свя­то­го апо­сто­ла. Так око­ло 67 го­да бы­ла на­пи­са­на Кни­га От­кро­ве­ния (Апо­ка­лип­сис) свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В этой кни­ге рас­кры­ты тай­ны су­деб Церк­ви и кон­ца ми­ра.

По­сле дли­тель­ной ссыл­ки апо­стол Иоанн по­лу­чил сво­бо­ду и вер­нул­ся в Ефес, где про­дол­жал свою де­я­тель­ность, по­учая хри­сти­ан осте­ре­гать­ся лже­учи­те­лей и их лже­уче­ний. Око­ло 95 го­да апо­стол Иоанн на­пи­сал в Ефе­се Еван­ге­лие. Он при­зы­вал всех хри­сти­ан лю­бить Гос­по­да и друг дру­га и этим ис­пол­нить за­по­ве­ди Хри­сто­вы. Апо­сто­лом люб­ви име­ну­ет Цер­ковь свя­то­го Иоан­на, ибо он по­сто­ян­но учил, что без люб­ви че­ло­век не мо­жет при­бли­зить­ся к Бо­гу. В трех по­сла­ни­ях, на­пи­сан­ных апо­сто­лом Иоан­ном, го­во­рит­ся о зна­че­нии люб­ви к Бо­гу и ближ­ним. Уже в глу­бо­кой ста­ро­сти, узнав о юно­ше, со­вра­тив­шем­ся с пу­ти ис­тин­но­го и сде­лав­шем­ся пред­во­ди­те­лем шай­ки раз­бой­ни­ков, апо­стол Иоанн по­шел ис­кать его в пу­сты­ню. Уви­дев свя­то­го стар­ца, ви­нов­ный стал скры­вать­ся, но апо­стол по­бе­жал за ним и умо­лял его оста­но­вить­ся, обе­щая грех юно­ши взять на се­бя, лишь бы тот по­ка­ял­ся и не гу­бил сво­ей ду­ши. Тро­ну­тый теп­ло­той люб­ви свя­то­го стар­ца, юно­ша дей­стви­тель­но по­ка­ял­ся и ис­пра­вил свою жизнь.

Свя­той апо­стол Иоанн скон­чал­ся в воз­расте ста с лиш­ним лет. Он на­мно­го пе­ре­жил всех осталь­ных оче­вид­цев Гос­по­да, дол­го оста­ва­ясь един­ствен­ным жи­вым сви­де­те­лем зем­ных пу­тей Спа­си­те­ля.

Ко­гда на­ста­ло вре­мя от­ше­ствия апо­сто­ла Иоан­на к Бо­гу, он уда­лил­ся за пре­де­лы Ефе­са с се­мью сво­и­ми уче­ни­ка­ми и по­ве­лел при­го­то­вить для се­бя в зем­ле кре­сто­об­раз­ную мо­ги­лу, в ко­то­рую лег, ска­зав уче­ни­кам, чтобы они за­сы­па­ли его зем­лей. Уче­ни­ки с пла­чем це­ло­ва­ли сво­е­го лю­би­мо­го на­став­ни­ка, но, не ре­ша­ясь ослу­шать­ся, ис­пол­ни­ли его по­ве­ле­ние. Они за­кры­ли ли­цо свя­то­го пла­том и за­ко­па­ли мо­ги­лу. Узнав об этом, осталь­ные уче­ни­ки апо­сто­ла при­шли к ме­сту его по­гре­бе­ния и рас­ко­па­ли мо­ги­лу, но ни­че­го в ней не на­шли.

Каж­дый год из мо­ги­лы свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на 8-го мая вы­сту­пал тон­кий прах, ко­то­рый ве­ру­ю­щие со­би­ра­ли и ис­це­ля­лись им от бо­лез­ней. По­это­му Цер­ковь празд­ну­ет па­мять свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва еще и 8 мая.

Гос­подь дал сво­е­му лю­би­мо­му уче­ни­ку Иоан­ну и его бра­ту имя «Сы­нов Гро­ма» – вест­ни­ка устра­ша­ю­ще­го в сво­ей очи­сти­тель­ной си­ле небес­но­го ог­ня. Этим са­мым Спа­си­тель ука­зы­вал на пла­мен­ный, ог­нен­ный, жерт­вен­ный ха­рак­тер хри­сти­ан­ской люб­ви, про­по­вед­ни­ком ко­то­рой был апо­стол Иоанн Бо­го­слов. Орел – сим­вол вы­со­ко­го па­ре­ния бо­го­слов­ской мыс­ли – ико­но­гра­фи­че­ский знак еван­ге­ли­ста Иоан­на Бо­го­сло­ва. На­име­но­ва­ние Бо­го­сло­ва Свя­тая Цер­ковь да­ла из уче­ни­ков Хри­сто­вых толь­ко свя­то­му Иоан­ну, тай­но­зри­те­лю Су­деб Бо­жи­их.

(0)

20 мая -Воспоминание явления на небе Креста Господня в Иерусалиме.

По кончине первого христианского, благоверного и благочестивого царя Константина Великого, царский престол занял сын его Констанций, который уклонился в злочестивую ересь Ария, хулившего Сына Божия. Тогда, в посрамление злочестивых еретиков, для уверения неверных и утверждения православных, во святом граде Иерусалиме явилось дивное знамение: во дни святой Пятидесятницы, 7 мая, в третьем часу на небе явилось изображение честного Креста Господня, сиявшее неизреченным светом, сильнейшим солнечных лучей, что видел весь народ, пораженный великим ужасом и удивлением. Сие знамение Креста начинаясь над святою горою Голгофскою, на которой был распят Господь наш, достигало до самой горы Елеонской, отстоящей от Голгофы на расстоянии пятнадцати стадий, широта крестного знамения соответствовала его длине; красота же его, напоминавшая подобие разноцветной радуги, была столь велика, что привлекала к себе взоры всех. И все, имел ли кто в руках какое-либо дело, находился ли в жилищах, – оставив все свои дела и вышедши из домов, с вниманием и страхом созерцали пречудное знамение. Потом все многочисленные толпы иерусалимлян, исполнившись от этого божественного видения страха и радости, поспешили с глубоким умилением и сердечною теплотою в святую церковь, – все старцы и юноши, мужи и жены, притом и с грудными младенцами, также и безбрачные девицы, заключившиеся в безмолвии – и те, вышедши из своих жилищ, устремились туда же, и вообще всякого возраста и состояния жители Иерусалима, странники и чужеземцы, православные христиане и иноверные. И все они единодушно громко прославляли Иисуса Христа, Господа нашего, Сына Божия единородного, Бога истинного от Бога истинного, Промыслителя великих чудес.

Тогда неверующие еретики, враги и хулители Божества Христова, исполнились стыда, видя в явлении Креста таковую великую, божественную славу и силу Христа Господа, самою действительностью удостоверившись в то время в том, что христианская вера есть правая, истинная и благочестивая и предлагает верующему не от человеческой внешней мудрости изученные слова, но утверждается на откровении Духа Святого и благодати, и засвидетельствована небесными знамениями и чудесами. О повествуемом чудесном явлении знамения Креста святейший патриарх Иерусалимский Кирилл известил посланием царя Констанция, увещевая его обратиться к православному учению. Ермий же Созомен свидетельствует, что чрез сие явление на небе святого Креста, весьма многие из иудеев и эллинов пришли к истинной вере и, приступив с покаянием ко Христу Богу нашему, приняли святое крещение. И все благочестно прославляли Христа Бога нашего, Единосущного и Соприсносущного Отцу и Святому Духу. Мы же, исповедуя неисповедимую Его силу, явленную Крестом, превозносим нашими благодарными хвалами Господа Бога нашего и поклоняемся подножию ног Его, святому Кресту, умоляя милосердие Господне, дабы во второе страшное Свое пришествие Христос сподобил нас узреть имеющее тогда явиться «Знамение Сына человеческого» (Мф.24:30), Крест святой, в радости и надежде спасения и им, как бы ключом, отверз нам двери царства небесного, как некогда благоразумному разбойнику рай (Лк.23:40-43), и вчинил нас вместе с благословенными Своими овцами во веки (Мф.25:33-34). Аминь.

(82)

16 МАЯ — ДЕНЬ ПАМЯТИ СВЯТЫХ ЖЁН-МИРОНОСИЦ:

Мари́и Магдалины, Мари́и Клеоповой, Саломи́и, Иоа́нны, Ма́рфы и Мари́и, Суса́нны и иных.
Неделя 3-я по Пасхе.

Кто же они такие — жены-мироносицы?

Чаще всего в Писании упоминается Мария из Магдалы, Мария Магдалина. До встречи с Христом она вела грешную жизнь, была одержима семью бесами, которых он изгнал.
И Мария, покаявшись, последовала за ним. Силою своей веры и преданностью она выделялась среди жен-мироносиц.
О ней часто повествуется в Евангелие. Мария присутствовала в Сионской горнице в момент схождения на апостолов Святого Духа, сама проповедовала Евангелие в Малой Азии и Италии. Много потрудилась в деле благовествования Христова и считается равноапостольной. С ее слов апостол и евангелист Иоанн написал половину 20 главы своего Евангелие. Примечательно, что первым человеком, которому явился воскресший Христос, была Мария Магдалина.

В числе жен-мироносиц упоминается Мария Клеопова, мать будущего евангелиста Матфея. Также известны Мария и Марфа, родные сестры Лазаря Четверодневного, который был воскрешен Иисусом по истечении 4-х дней после своей смерти.

Эти женщины отреклись от прошлого и везде следовали за Иисусом как за своим Учителем. В самое трудное время, минуты распятия, они были рядом с Христом, поддерживали Богородицу и сопровождали тело Господа до гробницы.

Апостол Петр в ночь предательства трижды отрекается от Иисуса.
Другие ученики Христа попросту разбежались — так велик был их страх перед наказанием за исповедание его учения. Апостолы укрылись, а женщины остались, они чувствовали, что заботятся не просто об умершем, а о Победителе смерти, о вечно Сущем.

С тех пор жены-мироносицы вошли в историю как пример христианской любви и заботы о человеке.
Почему «мироносицы»?
Миро — ароматическое масло, которым, по древнееврейскому обычаю, смазывали тело умершего человека. Соответственно, мироносицы — те, что принесли миро для погребального ритуала.

В Святом Писании говорится, что в третий день по распятию Иисуса Христа Мария Магдалина, Саломия, Марфа и Мария, Сусанна, Иоанна, Мария Клеопова и другие пришли уже к его телу, принеся с собой миро.
И вновь проявляется бесстрашие и преданность мироносиц: они знали, что противники Христа приставили стражу к его гробу, но все же пришли служить Трехдневному Мертвецу. Но сотворить полагающийся обряд не смогли – гроб оказался пуст.

Находящийся там Ангел обратился к женщинам: «Что ищете живого среди мертвых? Он воскрес, как и обещал».

Пасхальное приветствие «Христос Воскрес!» принадлежит Марии Магдалине.
Это она пришла к ученикам Христа и сообщила им об увиденном с возгласом: « Христос Воскрес!
Он воистину Сын Божий! Я видела Господа!…» — это была первая благая весть, которую принесла Мария апостолам. И первая в мире проповедь о Воскресении. Традиция дарить в праздник Пасхи красное яйцо тоже принадлежит ей.

В Русской православной церкви этот день отмечается как праздник всех женщин-христианок. Современные православные его почитают вместо Международного женского дня 8 марта.

Как праздновать?
В День жен-мироносиц принято поздравлять и дарить цветы всем близким женщинам: мамам, бабушкам, тетушкам, сестрам, женам, дочерям и просто подругам. Считается, что в этот день все они именинницы.

(1)

15 мая — Святитель Афана́сий Великий, архиепископ Александрийский

Свя­той Афа­на­сий ро­дил­ся в Алек­сан­дрии; мать его, по­доб­но Анне, ко­то­рая при­ве­ла сы­на сво­е­го Са­му­и­ла в храм Гос­по­день (1Цар.1:28), так же при­ве­ла его к св. Алек­сан­дру, пат­ри­ар­ху Алек­сан­дрий­ско­му, и от­да­ла в храм на слу­же­ние Бо­гу. И он стал при хра­ме про­во­дить свою жизнь, рев­ност­но ис­пол­няя за­по­ве­ди Бо­жии.

В 319 г. пат­ри­арх ру­ко­по­ло­жил его в диа­ко­на Алек­сан­дрий­ской Церк­ви. Уже в это вре­мя свя­ти­тель Афа­на­сий стал пи­сать со­чи­не­ния. Бу­ду­щий свя­ти­тель ви­дел, что нет у но­во­при­шед­ших в Цер­ковь Хри­сто­ву рев­но­сти, нет у них ис­тин­но­го бла­го­че­стия, мно­гие из них ис­ка­ли сла­вы для се­бя, пу­сто­сло­ви­ли, празд­но­сло­ви­ли и все язы­че­ские обы­чаи, ко­то­рые бы­ли рань­ше у них, пе­ре­но­си­ли в хри­сти­ан­скую жизнь. Объ­явил­ся некий Арий, ко­то­рый ху­лил Хри­ста, уни­чи­жал Ма­терь Бо­жию и воз­му­щал на­род, уча на­род до­би­вать­ся че­сти, сла­вы, про­ни­кать и в Цер­ковь, до­сти­гать свя­щен­ства и да­же ар­хи­ерей­ства. И мно­гие его слу­ша­ли и ста­но­ви­лись по­сле­до­ва­те­ля­ми этой ере­си – ари­а­на­ми. И эта ересь так рас­про­стра­ни­лась, что чуть не за­хлест­ну­ла всю Цер­ковь – ве­ли­кая бы­ла брань. В 325 г. свя­ти­тель Афа­на­сий был на Ни­кей­ском Со­бо­ре, где вы­сту­пал про­тив Ария.

В 326 г. по смер­ти пат­ри­ар­ха Алек­сандра свя­ти­тель Афа­на­сий был из­бран на Алек­сан­дрий­скую ка­фед­ру. Епи­ско­пом Афа­на­сий объ­ез­жал церк­ви, мно­го вы­сту­пал, бо­рол­ся про­тив ари­ан, пи­сал, об­ли­чал их, и вос­ста­ли про­тив него все неистин­ные хри­сти­ане и ста­ли на него кле­ве­тать. В то вре­мя цар­ство­вал Кон­стан­тин Ве­ли­кий (306–337 гг.), он счи­тал­ся по­кро­ви­те­лем Церк­ви Хри­сто­вой. Он хо­ро­шо по­ни­мал во­ен­ную стра­те­гию, ди­пло­ма­тию, го­судар­ствен­ные де­ла, но дел цер­ков­ных и про­по­ве­ди Еван­ге­лия не знал, по­это­му ко­ле­бал­ся меж­ду ари­ан­ством и пра­во­сла­ви­ем.

Поль­зу­ясь доб­ро­той и про­сто­той им­пе­ра­то­ра, ере­ти­ки окру­жи­ли весь его двор, про­ник­ли во все долж­но­сти и ста­ли на­шеп­ты­вать ере­си и неправ­ды и вво­дить рас­ко­лы. Они об­ви­ня­ли ар­хи­епи­ско­па Афа­на­сия, что он пло­хой че­ло­век, что он не слу­ша­ет­ся ца­ря, взи­ма­ет на­ло­ги от­дель­но от цар­ской каз­ны и со­вер­ша­ет нехо­ро­шие де­ла, что он и ча­ро­дей, и пре­ступ­ник, и блуд­ник. Им­пе­ра­тор ви­дел ве­ли­кую рас­прю, враж­ду, ста­рал­ся во­дво­рить мир, но бы­ва­ли та­кие вре­ме­на, что мог­ла от­крыть­ся вой­на, то­гда он пред­ла­гал свя­ти­те­лю Афа­на­сию на вре­мя уда­лить­ся ку­да-ни­будь. И боль­шую часть сво­е­го дол­го­го прав­ле­ния свя­ти­тель про­вел в из­гна­нии, и то­гда неред­ко он поль­зо­вал­ся под­держ­кой мо­на­хов, был в друж­бе с обо­и­ми от­ца­ми мо­на­ше­ства – свя­ты­ми пре­по­доб­ны­ми Ан­то­ни­ем и Па­хо­ми­ем.

В осо­бен­но­сти ста­ра­лись ере­ти­ки и злые лю­ди об­ви­нить свя­то­го Афа­на­сия в том, что он не слу­ша­ет по­ве­ле­ний им­пе­ра­то­ра, не об­ра­ща­ет вни­ма­ния на его пред­пи­са­ния, не при­ни­мая Ария в цер­ков­ное об­ще­ние, что он кол­дун и ча­ро­дей, са­ми бу­дучи яв­ны­ми ча­ро­де­я­ми, и что по­сред­ством ка­кой-то мерт­вой ру­ки, яко­бы при­над­ле­жав­шей кли­ри­ку Ар­се­нию, тво­рит ча­ро­ва­ния. Им­пе­ра­тор по­ве­лел про­ве­сти рас­сле­до­ва­ние. Ар­се­ний был кли­ри­ком, чте­цом, со­вер­шив ка­кой-то про­сту­пок, он дол­го скры­вал­ся, а ко­гда мол­ва об этом ста­ла рас­про­стра­нять­ся вез­де, то у него про­яви­лось чув­ство прав­ды, спра­вед­ли­во­сти, по­то­му что неви­но­вен был свя­ти­тель Хри­стов Афа­на­сий, да и сам Ар­се­ний со­вер­шен­но не по­стра­дал, не ему от­ру­би­ли ру­ку, дру­го­го че­ло­ве­ка где-то на­шли судьи-зло­деи, хо­тя мно­гие из них бы­ли епи­ско­пы. Со­бо­лез­нуя о сво­ем от­це и бла­го­де­те­ле и скор­бя серд­цем о том, что ис­ти­на без­за­кон­но по­беж­да­ет­ся ло­жью, он тай­но при­шел к са­мо­му Афа­на­сию, при­па­дая к его чест­ным но­гам. Бла­жен­ный Афа­на­сий, ра­ду­ясь при­бы­тию Ар­се­ния, по­ве­лел ему до су­да ни­ко­му не по­ка­зы­вать­ся.

Меж­ду тем злоб­ная нена­висть про­тив­ни­ков Афа­на­сия так воз­рос­ла, что к од­ной лжи они при­ло­жи­ли еще но­вую: под­ку­пи­ли од­ну бес­стыд­ную жен­щи­ну воз­ве­сти кле­ве­ту на свя­ти­те­ля Афа­на­сия, что он со­вер­шил с нею без­за­ко­ние. Ко­гда на­чал­ся суд, судьи се­ли на сво­их ме­стах и кле­вет­ни­ки пред­ста­ли, бы­ла вве­де­на и эта жен­щи­на. С пла­чем дол­го жа­ло­ва­лась она на свя­ти­те­ля, ко­то­ро­го ни­ко­гда не ви­да­ла и да­же не зна­ла, ка­ков он по ви­ду. Все слу­ша­ли в недо­уме­нии. А она и не хо­те­ла знать бла­го­че­стия еван­гель­ско­го, ра­ду­ясь, что мно­го де­нег ей да­ли. В то вре­мя друг Афа­на­сия пре­сви­тер Ти­мо­фей, стоя с ним за две­ря­ми и все слы­ша, воз­му­тил­ся ду­хом и, неожи­дан­но вой­дя внутрь су­ди­ли­ща, с по­спеш­но­стью стал пе­ред гла­за­ми той кле­вет­ни­цы, как буд­то он был сам Афа­на­сий; он сме­ло об­ра­тил­ся к ней: «Я ли со­вер­шил над то­бою но­чью на­си­лие, как ты го­во­ришь?» И она еще с боль­шим бес­стыд­ством возо­пи­ла к су­дьям: «Сей, сей че­ло­век мой рас­тли­тель и зло­умыш­лен­ник про­тив мо­ей чи­сто­ты; он…» Судьи рас­сме­я­лись, уви­дев под­лость, разыг­ран­ную ко­ме­дию, и про­гна­ли ее. Но про­тив­ни­ки св. Афа­на­сия, хо­тя и усты­ди­лись, но не успо­ко­и­лись и ста­ли об­ви­нять его в убий­стве Ар­се­ния, по­ка­зы­вая ка­кую-то страш­ную на вид мерт­вую ру­ку. Свя­той Афа­на­сий тер­пе­ли­во слу­шал их и мол­чал, по­том спро­сил: «Есть ли сре­ди вас, кто хо­ро­шо знал Ар­се­ния? Кто из вас мо­жет под­твер­дить, дей­стви­тель­но ли это его ру­ка?» И под­ня­лись боль­шин­ство непра­вед­ных су­дей, под­ско­чи­ли и ста­ли утвер­ждать, что дей­стви­тель­но это ру­ка Ар­се­ния. И то­гда, ко­гда они по­ка­за­ли свое гряз­ное серд­це и ко­вар­ство свое, свя­ти­тель ото­дви­нул за­на­вес­ку, за ко­то­рой сто­ял Ар­се­ний, вы­вел его пе­ред со­бра­ни­ем и спро­сил: «А это кто сто­ит пе­ред ва­ми? Вы ска­за­ли, что Ар­се­ния нет в жи­вых, это его ру­ка». И все при­шли в ужас. «Вот, му­жи, и Ар­се­ний! – объ­явил свя­ти­тель Афа­на­сий. – Вот и ру­ки его, ко­то­рые со­всем не бы­ли от­се­че­ны! По­ка­жи­те же и вы сво­е­го Ар­се­ния, ес­ли та­ко­го име­е­те, и по­ве­дай­те, ко­му при­над­ле­жит от­се­чен­ная ру­ка, ко­то­рая осуж­да­ет вас са­мих, как сде­лав­ших это пре­ступ­ле­ние». Но су­дии про­дол­жа­ли про­во­дить суд, ис­то­щая все свои кле­ве­ты. И свя­ти­тель Афа­на­сий, не вы­но­ся со­вер­ша­е­мой неспра­вед­ли­во­сти, вслух за­сви­де­тель­ство­вал все­му со­бо­ру: «Угас­ла прав­да, по­пра­на ис­ти­на, по­гиб­ло пра­во­су­дие, ис­чез­ло у су­дей за­кон­ное рас­сле­до­ва­ние и осто­рож­ное рас­смот­ре­ние дел! Раз­ве за­кон­но, чтобы же­ла­ю­щий оправ­дать­ся со­дер­жал­ся в узах, а суд все­го де­ла был бы по­ру­чен кле­вет­ни­кам и вра­гам, и чтобы са­ми ого­вор­щи­ки су­ди­ли то­го, на ко­го кле­ве­щут?» Им­пе­ра­то­ром свя­ти­тель был оправ­дан и по­слан на свою Алек­сан­дрий­скую ка­фед­ру.

Ко­гда умер Кон­стан­тин Ве­ли­кий и пре­сто­лом за­вла­дел его вто­рой сын Кон­стан­ций, то весь двор им­пе­ра­тор­ский пе­ре­шел на сто­ро­ну ари­ан. Они ста­ли гнать хри­сти­ан пра­во­слав­ных, епи­ско­пов ссы­лать, ста­вить на пре­сто­лы нече­сти­вых лю­дей, ко­вар­ных, блуд­ни­ков, ере­ти­ков, ко­то­рые Иису­са Хри­ста не при­зна­ва­ли за Бо­га. И при­шлось свя­ти­те­лю Афа­на­сию бе­жать в Рим, где три го­да на­хо­дил­ся.

По­том Гос­подь рас­су­дил все су­дом Сво­им: на­ка­зал Ария и ере­ти­ков, и нече­сти­вый царь по­гиб. По­сле него два го­да цар­ство­вал Юли­ан От­ступ­ник, за ним всту­пил Иови­ни­ан бла­го­че­сти­вый, по­том Ва­лент, ко­то­рый, хо­тя и мно­го зла тво­рил Церк­ви, но, ис­пу­гав­шись мя­те­жа алек­сан­дрий­цев, поз­во­лил свя­ти­те­лю Афа­на­сию вер­нуть­ся и без­бо­яз­нен­но управ­лять Алек­сан­дрий­ской Цер­ко­вью. И опи­сы­ва­ет­ся в жи­тии свя­ти­те­ля Афа­на­сия, что по­след­нее вре­мя сво­ей жиз­ни он жил в ми­ре и спо­кой­ствии, по­чил о Гос­по­де 2 мая 373 г. в воз­расте 76 лет.

46 лет свя­ти­тель Афа­на­сий был епи­ско­пом го­ро­да Алек­сан­дрии и мно­го раз из­го­нял­ся с ка­фед­ры и воз­вра­щал­ся об­рат­но, по­то­му что ари­ане, на­зы­ва­ю­щие се­бя хри­сти­а­на­ми, ве­ру­ю­щими в Еван­ге­лие, ис­ка­ли, при­ду­мы­ва­ли ви­ну, чтобы осу­дить и пре­дать смер­ти свя­ти­те­ля. А Гос­подь, воз­ве­щая Еван­ге­лие, не про­по­ве­до­вал уби­вать вра­гов сво­их; эти же зло­деи при­твор­но при­ня­ли Кре­ще­ние, хри­сти­ан­ство и ве­ро­ва­ли без бла­го­че­стия.

(0)