30 марта-память преподобного Алексия, человека Божия

Преподобный Алексий родился в Риме от знатных и благочестивых родителей. Отец его Евфимиан был сенатором. Он отличался душевной добротой, был милосерден к больным и страждущим, ежедневно устраивал у себя дома три стола: для сирот и вдов, для путников и для нищих. У Евфимиана и жены его Аглаиды долго не было детей, и это омрачало их счастье. Но благочестивая Аглаида не оставляла надежды — и услышал ее Бог, и послал им сына. Отец назвал младенца Алексий.

Святой Алексий рос здоровым ребенком, хорошо и прилежно учился. Когда же он достиг совершеннолетия, Евфимиан и Аглаида решили его женить. Они выбрали для сына девушку царской крови, очень красивую и богатую. Оставшись после свадьбы наедине с молодой женой, святой Алексий отдал ей свой золотой перстень и поясную пряжку со словами: «Сохрани это, и да будет между тобой и мной Господь, доколе не обновит нас Своею благодатью». Потом он вышел из брачного покоя и той же ночью покинул отчий дом.

Сев на корабль, отплывающий на Восток, юноша прибыл в Лаодикию Сирийскую. Здесь он пристал к погонщикам ослов и добрался с ними до города Эдессы, где хранился Нерукотворный образ Господа, запечатленный на плащанице. Раздав остатки имущества, юноша оделся в лохмотья и стал просить милостыню в притворе храм Пресвятой Богородицы. Каждое воскресенье приобщался он Святых Христовых Тайн. По ночам Алексий бодрствовал и молился. Вкушал он только хлеб и воду.

Тем временем родители и жена святого Алексия, опечаленные его исчезновением, послали слуг своих на поиски. Были они и в Эдессе, входили в храм Пресвятой Богородицы и подавали милостыню святому Алексию, не узнав его. Через некоторое время слуги вернулись в Рим, так и не найдя святого Алексия. И никому из родных не было откровения о нем. Тогда они смирились, и хотя продолжали скорбеть и тосковать о нем, но положились на волю Божию.

Преподобный Алексий провел в Эдессе семнадцать лет, прося милостыню в притворе храма Богородицы. Сама Пречистая, явившись во сне церковному сторожу, открыла, что нищий Алексий есть человек Божий. Когда же жители Эдессы стали чтить его, преподобный Алексий тайно бежал. Он думал отправиться в город Тарс (в Малой Азии, родина святого апостола Павла), но корабль, на котором плыл преподобный, попал в сильную бурю и сбился с курса, долго блуждал и пристал наконец к берегам Италии, невдалеке от Рима. Святой Алексий, узрев в этом Промысл Божий, пошел к дому отца своего, ибо был уверен, что его не узнают. Встретив отца своего Евфимиана, он попросил у него приюта и упомянул о кровных его, пребывающих в странствии.

Тот рад был принять нищего, дал ему место в сенях своего дома, велел носить ему пищу с хозяйского стола и приставил слугу для помощи ему. Остальные слуги из зависти стали исподтишка оскорблять нищего, но преподобный Алексий прозрел в этом дьявольское наущение и принимал издевательства со смирением и радостью. Он по-прежнему питался хлебом и водой, а по ночам бодрствовал и молился. Так прошло еще семнадцать лет. Когда же приблизился час кончины его, преподобный Алексий записал всю жизнь свою, и то тайное, что было известно отцу с матерью, и слова, сказанные жене в брачном покое.

В воскресенье после Божественной литургии в соборе святого апостола Петра совершилось чудо. От святого престола изошел глас свыше: «Ищите человека Божия, чтобы он помолился о Риме и всем народе его». Весь народ в ужасе и восторге пал ниц. В четверг вечером в соборе апостола Петра молили Господа открыть им человека Божия — и с престола изошел глас: «В доме Евфимиана — человек Божий, там ищите». В храме присутствовали римский император Гонорий (395-423), а также папа Римский Иннокентий I (402-417). Они обратились к Евфимиану, но тот ничего не знал. Тогда слуга, приставленный к святому Алексию, рассказал Евфимиану о его праведности. Евфимиан поспешил к преподобному Алексию, но уже не застал его в живых.

Лик блаженно почившего святого сиял светом нездешним. В руке преподобный Алексий держал крепко зажатый свиток. Тело святого Алексия с подобающими почестями перенесли и положили на ложе. Император и папа Римский преклонили колена, прося святого разжать руку и святой Алексий исполнил их просьбу. Свиток с жизнеописанием святого был прочитан чтецом храма. Отец, мать и жена святого Алексия с плачем припали к телу святого, поклонились его честным останкам.

При виде такого горя многие плакали. Ложе с телом святого Алексия было поставлено посреди центральной площади. К нему стал стекаться народ, чтобы очиститься и разрешиться от недугов своих. Немые начинали говорить, слепцы прозревали, одержимые и душевнобольные выздоравливали. Видя такую благодать, император Гонорий и папа Иннокентий I сами понесли тело святого в погребальной процессии. Честные останки святого Алексия, человека Божия, были погребены в храме во имя святого Вонифатия.

Преподобне отче Алексие, моли Бога о нас!

(27)

31 МАРТА У ПРАВОСЛАВНЫХ НАСТУПИТ НЕДЕЛЯ КРЕСТОПОКЛОННАЯ

В воскресенье 31 марта у православных верующих наступит третья неделя (воскресенье) Великого поста — Крестопоклонная. Она посвящена поклонению Кресту, которое было установлено в древности для поддержания в середине поста духовных сил верующих.

Читать далее

(50)

Ветхозаветное священство.

Ветхозаветная иерархия была установлена Богом. Она имела три ступени. Первое место среди израильского священства принадлежало первосвященнику. Это название мы впервые встречаем в книге Левит — коген-гадол (см.: Лев 21, 10). В буквальном переводе оно значит великий священник. Слово коген происходит от глагола коган — совершать священнодействие. Видимо, первоначально слово коган означало стоять. Ранее, в книге Левит, в главе о жертвах (см.: Лев 4, 3), первосвященник назван священник помазанный (коген-машиах). Священников Писание называет просто коген — без прилагательного великий. Третью ступень ветхозаветной иерархии занимали левиты.
Читать далее

(61)

29 марта-Священномученики Трофим и Фал, пресвитеры

Святые мученики Трофим и Фал, родные братья-пресвитеры, служили в Лаодикии Карийской. Во время гонения на христиан при императоре Диоклитиане (284–305) и его соправителе Максимиане (284–305) братья были взяты под стражу и предстали перед правителем Асклипиодотом. Он велел побить святых братьев камнями, но камни, которые бросали в святых, летели назад и поражали тех, кто их бросал. После вторичного допроса святые братья были приговорены к распятию. Идя на казнь, они прославляли Бога за то, что сподобились, как и Спаситель, крестной смерти. Дивные свидетели Божии и вися на кресте продолжали свою проповедь, а их мужественная мать стояла у подножья крестов.

Одна иудеянка, поклонившись святым, воскликнула: «Блаженны матери, родившие таких сыновей». Когда мученики предали свой дух Богу, тюремный страж рассказал, что видел души святых братьев, возносившиеся на небо в сопровождении трех Ангелов. Народ всю ночь не отходил от тел святых мучеников. Утром на место казни пришла жена мучителя Асклипиодота с благовониями и драгоценным покровом. Она рассказала народу, что ночью видела во сне святых мучеников и Ангелов, посланных для наказания ее мужа.

Мать мучеников и два христианина, по имени Зосима и Артемий, похоронили святых братьев в их родном городе Стратонике. Мучитель же Асклипиодот вскоре заболел и умер ужасной смертью.

(42)

29 марта-Святитель Серапион Новгородский

Родился в подмосковном селе Пехорке и с юных лет стремился к иночеству. По воле родителей вступил в брак, принял сан священства, но через год овдовел и принял пострижение в Дубенском Успенском монастыре. За добродетельную жизнь был избран игуменом обители и так много потрудился для нее, что впоследствии она стала называться его именем – Серапионовой пустынью.

Желая предаться более строгим подвигам, святой слагает с себя настоятельство и переходит в Троице-Сергиеву Лавру, в которой в 1495 г. становится игуменом. Святой пользовался большим уважением великого князя Иоанна Васильевича, и известно, что по его ходатайству он помиловал троих осужденных на смертную казнь боярынь.

Присутствуя на Соборе (1504 г.), святитель горячо отстаивал церковные и монастырские имения как средство благотворительности.

В 1506 г. хиротонисан в архиепископа Новгородского. Во время большого пожара в Новгороде, в 1508 г., святитель своими слезными молитвами умолил Господа о его прекращении.

Много бед перенес святитель Серапион: в 1509 г. он был лишен кафедры и сослан в московский Андроников монастырь. В 1511 г. св. Серапион переселяется в Троице-Сергиеву Лавру, где в непрестанном подвиге богомыслия и молитвы проводит последние годы жизни, сподобившись от Господа дара прозорливости и чудотворения.

Приняв схиму, святитель мирно скончался 16 марта 1516 г. Нетленные мощи его были обретены 7 апреля 1517 г. и доныне почивают под спудом в Серапионовой палате у Троицкого собора в Троице-Сергиевой Лавре.

Господь прославил своего угодника даром чудотворения как при жизни, так и по смерти: однажды в праздник Успения святитель исцелил хромого, который много лет ползал на ногах и руках, опираясь на деревяшки.

В 1608 г., во время осады Лавры поляками, многие иноки и миряне видели его в святительском облачении, пришедшего в храм помолиться о своей обители.

Полное житие святителя Серапиона, архиепископа Новгородского

Родиной святителя Серапиона было село Пехорка в 20-ти поприщах от Москвы; о родителях же его известно только, что они были поселяне, люди верующие и благочестивые. На седьмом году от рождения Серапион начал обучаться грамоте, а затем в раннем сравнительно возрасте хотел удалиться от мира, но родители не позволили сделать этого. Уступая их желанию, он вступает в брак и принимает сан священства; через год умерла его жена, Серапион постригается в монашество, но для покоя родителей и после пострижения остается для служения при той же Покровской церкви. Когда же скончались его родители, Серапион отпустил на волю рабов отца своего, имущество раздал бедным и поступил в Дубенский Успенский монастырь, что на острове; вскоре он сделан был строителем этой обители, много потрудился для монастыря и так прославился своими иноческими подвигами, что самая обитель стала называться пустынью Серапиона. Желая предаться богомыслию и строгим подвигам, Серапион сложил с себя обязанности строителя обители и перешел в Троице-Сергиеву Лавру при игумене Симоне. Этот Симон был поставлен митрополитом Московским в 1495 году, а святой Серапион волею митрополита и великого князя тогда же сделан был игуменом Лавры. Святой Серапион пользовался большим уважением великого князя Иоанна Васильевича, и был случай, когда по ходатайству святого Серапиона он помиловал осужденных на казнь.

Недобрые люди оклеветали перед великим князем трех боярынь, обвинив их в волшебстве. Иоанн Васильевич страшно опалился на них и присудил к смерти через сожжение. За невинно осужденных печалуется митрополит Симон соборно с духовенством своим, просят бояре, но без всякого успеха. Тогда святой Серапион, помолясь Живоначальной Троице, Пречистой Богородице и преподобному Сергию, отправился к великому князю и наедине со слезами начал печаловаться за несчастных боярынь, прося освободить их от смертной казни. Великий князь умилился просьбой Троицкого игумена, перестал гневаться, умилостивился до того, что без всякого наказания освободил боярынь. Этот подвиг печалования прославил святого Серапиона – народ припоминал святителя Николая, освобождавшего от смертной казни неповинных. Сам великий князь возлюбил за это подвижника.

Выделился своим благоразумием святой Серапион и на Соборе 1504 года, когда горячо отстаивал церковные и монастырские имения как средство благотворительности.

Святой Серапион очень заботился о вверенной ему обители преподобного Сергия, был рачительным хозяином, берег ее вотчины и монастырские запасы, собранные в многочисленных селах и деревнях.

Великий князь Иоанн Васильевич при передаче царства своему сыну Василию указал на святого Серапиона как на одного из достойнейших к занятию архиерейской кафедры. Великий Новгород в то время более двух лет не имел своего святителя. Избрание пало на святого Серапиона, и 15 января 1506 года сбором архипастырей он был хиротонисан в архиепископа Новгородского. Попущением Божиим наступили тогда для Новгорода тяжелые времена. Третий уже год Новгород страдал от смертоносной язвы; в 1508 году мор был особенно силен: в одну осень умерло 15396 человек. В том же году страшный пожар опустошил торговую сторону Новгорода: при страшной буре огонь действовал с такою силою, что люди не успевали спасаться; «всех душ сгорело 3315, а утопших в реке Волхове Бог един весть», говорит летописец. Немалые скорби пришлось понести святителю Серапиону среди этих бедствий. Непрестанно молясь о прекращении страшной болезни, святитель Серапион с иконами и крестами ходил около города, велел в один день срубить и поставить церковь во имя Похвалы Богородицы на Детинце и в тот же день (15 октября) освятил ее. В то время молитвами святого архиепископа Серапиона исцелил Господь Бог трех человек: слепого, расслабленного и бесноватого. После этого чуда смертоносная язва немедленно прекратилась. Во время пожара архиепископ с иконами и крестами вышел на Волховский мост к Чудному кресту, но не мог выговорить слова на молебне, сильно рыдал, источая слезы из очей своих, как струи, непрестанно, и молился в тайне сердца своего, пока прекратился гнев Божий. С прекращением пожара святой Серапион велел собрать тела погибших и зарыть в землю, отслужил по ним панихиду и, собравши многих граждан, проклял немилостивых грабителей, похищавших все ценное у обгоревших тел и из домов.

В то же время случилась великая распря святителя Серапиона с игуменом Волоколамского монастыря преподобным Иосифом. Волоколамская обитель находилась тогда в ведении Новгородского владыки. Когда князь Феодор Борисович стал теснить иноков и игумена Иосифа – отнимать монастырские деньги и имущество, приказав ему удалиться, куда угодно, если не желает исполнять княжеские распоряжения, – то святой Иосиф сначала хотел удалиться, а потом по просьбе братии остался и решил просить защиты обители у великого Московского князя Василия Иоанновича и у митрополита Симона. Послал он и к владыке Серапиону некоего старца Игнатия за благословением на это дело, но в Новгород по случаю моровой язвы проникнуть было нельзя, и старец воротился назад. Великий князь тоже не сразу принял под свое покровительство Волоколамскую обитель, но сначала пытался уговорить князя Феодора Борисовича, затем в 1507 году собрал собор и по решению соборному принял обитель под свое покровительство, сказавши в успокоение игумену Иосифу: «Ты из предела Новгородской архиепископии не отошел; я взял монастырь твой только от насилия удельного князя, а к архиепископу сам пошлю, как минет земская невзгода».

Когда узнал владыка Серапион о переходе Волоколамской обители к великому князю, то очень огорчился, не принял посланного преподобным Иосифом старца с объяснениями дела и без сношения с великим князем и митрополитом запретил игумена Иосифа в священнослужении и отлучил от Церкви за то, говорилось в грамоте, что «он отступил от небесного, а пришел к земному». Преподобный Иосиф с покорностью принял гнев святителя, но последние слова неблагословенной грамоты огорчили великого князя и митрополита. Великий князь тогда же лишил архиепископа престола, вытребовал в Москву и заточил в Андрониевском монастыре. В 1509 году на соборе архипастырей разбиралась между прочим жалоба игумена Иосифа на владыку Серапиона за отлучение от Церкви. Три раза отцы собора спрашивали архиепископа Серапиона: за что он отлучил игумена Иосифа и по каким церковным правилам.

Владыка Серапион ничего не отвечал, говорил летописец. По словам же преподобного Иосифа, архиепископ вместо ответа начал только свариться со всеми, говоря: «Про то я ведаю, почему не благословил Иосифа, а вам какое до того дело. Волен я в своем чернеце, как и князь Феодор в своем монастыре». На вопрос великого князя, за что он назвал князя Феодора небесным, а его земным, Серапион не нашелся ничего сказать. Собор простил и благословил игумена Иосифа, владыке же Серапиону определил пребывать в монастыре.

Долгое время новгородцы не могли утешиться о лишении своего доброго пастыря и учителя. Недолго был он у них, но успел и в короткое время показать себя питателем нищих, наказателем вельмож, утехою скорбящим, прохладою обуреваемым и общим всем помощником. 17 лет у новгородцев не было архиепископа после владыки Серапиона.

Много претерпел святой Серапион в заточении в Андрониевом монастыре. Митрополит перед своею смертью примирился с святым Серапионом в 1511 году, пригласил его в Москву к себе, благословил и сам принял от него прощение. Тогда же последовало примирение с владыкою Серапионом и преподобного Иосифа. Сам великий князь Василий Иоаннович, вспомнив завет своего родителя, смиловался и позволил владыке Серапиону переселиться в Троице-Сергиев монастырь, где он много подвизался в посте, молитве, глубоком смирении и терпении. Перед кончиною своею святой Серапион принял схиму; простившись с братией обители Преподобного Сергия и причастившись Святых Тайн, он скончался 16 марта 1516 года со словами на устах: «Господи, в руце Твои предаю дух мой».

Необыкновенною радостью осветилось лицо почившего святителя; со слезами и скорбью погребли иноки владыку Серапиона близ церкви Живоначальной Троицы.

(17)

Цитата дня.

«Также — не надо душею воображать ни

Божией Матери, ни святых, ни ангелов.

А и им молиться в том же убеждении,

что слышат. Как слышат? Что об этом

рассуждать. Слышат, да и только.»

 

(17)

28 марта-Память святых мучеников Агапия, Пуплия, Тимолая, Ромила, Александра, Александра, Дионисия и Дионисия

Святые мученики жили в царствование Диоклитиана Агапий происходил из Газы Тимолай из понта Евксинского оба Дионисия из Трипполя финикийского, Пуплий и оба Александра из Египта, а Ромил был иподиаконом диоспольской4 церкви. Все они пострадали в Кесарии палестинской от игемона Урвана во второй год поднятого тогда гонения на христиан5.
Тогда был издан указ по всем странам и городам — принуждать христиан к поклонению идолам и принесению им жертв. По случаю бывшего тогда языческого праздника, в Кесарии для собравшегося со всех сторон народа готовилось зрелище, именно — уготовлялись на мучение христиане, содержимые там в узах. Посмотреть на это зрелище собрались все еллины, бывшие там.
Прежде всего, после многих мучений, был сожжен на костре святый мученик Тимофей (память его 19 августа); после того были преданы на съедение зверям святый мученик Агапий и святая мученица Фекла (не тот Агапий, который воспоминается ныне, но другой такого же имени, пострадавший ранее со святою Феклою и воспоминаемый вместе с мучеником Тимофеем в августе месяце).
Когда происходило сие кровавое зрелище, шесть мужественных юношей христиан: Пуплий, Тимолай, Ромил, оба Александра и Дионисий, память коих празднуется ныне, воспламенившись ревностью о Христе, сами связали себе руки, в знак того, что они желают пострадать за Христа и из любви ко Христу готовы идти на огонь и на съедение зверям. Подойдя быстро к самому центру зрелища, они остановились перед игемоном Урваном и громогласно воскликнули:
— Мы христиане!
Игемон, видя, что они еще юны возрастом, не желая губить их, стал ласково увещевать их поклониться идолам и не губить себя самих в таких цветущих летах. Когда же он не имел успеха, приказал отправить их в темницу.


Спустя несколько дней к числу узников Христовых был причислен святый Агапий, муж честный и славный среди христиан, так как он уже ранее с большим дерзновением исповедывал имя Иисуса Христа и претерпел уже за это многоразличные муки. Агапий был в это время взят вместе со слугою своим Дионисием египтянином и заключен в темнице вместе с упомянутыми шестью святыми мужами, так что всех их стало восемь.
Долгое время сии святые мученики были содержимы в темнице, много раз были мучимы различным способом, но не отверглись от Христа.
Наконец, они были осуждены на отсечение и все в один день положили честные главы свои за Главу Церкви Иисуса Христа, Которому предали свои души и от Которого были увенчаны венцами победными в Церкви торжествующей на небесах.

(26)

МИФ, СТАВШИЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬЮ КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Императора Николая Александровича в левых политических кругах принято называть «кровавый», такое прозвище император Николай получил в результате двух событий: Ходынской трагедии и «Кровавого воскресения», о последнем и пойдет речь.

Читать далее

(210)

27 марта-Преподобный Венедикт

Преподобный Венедикт, основатель западного монашеского ордена бенедиктинцев, родился в итальянском городе Нурсии в 480 году. В 14 лет святой был отправлен родителями на ученье в Рим, однако, угнетенный окружавшей его безнравственностью, он решил посвятить себя другой жизни. Вначале святой Венедикт поселился при церкви святого апостола Петра в селении Еффеди, но молва о его подвижнической жизни заставила его уйти дальше в горы. Там он повстречал отшельника Романа, который постриг его в монашество и указал ему для жительства отдаленную, пещеру. Время от времени отшельник приносил святому пищу. Три года в полном уединении святой вел суровую борьбу с искушениями и превозмог их. Вскоре к нему стали собираться люди, жаждавшие жить под его руководством. Число учеников настолько выросло, что святой разделил их на двенадцать общин. Каждая община состояла из двенадцати иноков и составила отдельный скит. Каждому скиту преподобный дал игумена из своих опытных учеников.

У преподобного остались ради назидания только новоначальные иноки.

Строгие правила, установленные для монахов святым Венедиктом, не всем пришлись по душе, и преподобный не раз становился жертвой клеветы и преследований.

Наконец он поселился в Кампанье и на горе Кассино основал Монте-Кассинский монастырь, который долгое время был центром Богословского образования для Западной Церкви. При монастыре была создана замечательная библиотека. В этой обители преподобный Венедикт написал устав, основанный на опыте жизни восточных пустынников и установлениях преподобного Иоанна Кассиана Римлянина (память 29 февраля). Устав был принят впоследствии многими западными монастырями (до 1595 года он выдержал более 100 изданий). Устав предписывает инокам абсолютное отречение от собственности, безусловное послушание и постоянный труд. Старшим инокам вменяется в обязанность обучение детей и переписывание древних рукописей. Это помогло сохранить многие памятники письменности, относящиеся к первым векам христианства. Каждый новопоступающий должен пробыть послушником в течение года, чтобы изучить устав и привыкнуть к монастырской жизни. На всякое дело испрашивается благословение. Главою общежительного монастыря является игумен, имеющий всю полноту власти. Он судит, учит и вразумляет. Игумен выслушивает советы старших и опытных братьев, однако решение выносит единолично. Исполнение устава строго обязательно для всех и рассматривается как важная ступень, приближающая к совершенству.

Святой Венедикт удостоился от Господа дара прозрения и чудотворения. Многих он исцелял молитвами. Свою кончину преподобный предсказал заранее.

Сестра преподобного Венедикта, святая Схоластика, также прославилась своей строгой подвижнической жизнью и причислена к лику святых.

(25)

27 марта-Святитель Феогност Киевский и всея Руси

Митрополит Феогност, преемник на Киевской и Владимирской кафедре митрополита Петра, был уроженцем Константинополя. Он был известен как знаток церковных канонов. Местом своего пребывания на Руси он избрал Москву, не желая «оставлять гроба чудотворцев», то есть митрополита Петра, и, подобно ему, был помощником и твердой опорой князей Московских. В то время вел. князем на Руси стал Иоанн Калита, Московский князь. Тогда тишина настала на Руси, а Московское княжество стало расти и крепнуть. Но много тяжкого пришлось перенести святителю Феогносту. Так, когда Тверской князь Александр, навлекший на себя гнев хана Узбека, бежал в Псков, святитель был вынужден закрыть все церкви в Пскове. Тогда, жалея псковичей, Александр бежал в Литву, и только этим было предотвращено новое нашествие татар на Русь. Когда же князь Александр вернулся на Русь, чтобы не лишить детей своих родовых прав, и был казнен с сыном своим Феодором в Золотой Орде, митрополит Феогност встретил тела их во Владимире, отпел со слезами и отправил в Тверь (см. 2 окт., житие св. Анны Кашинской). Вольный Новгород он примирил с московским князем, и в 1346 г. (при вел. князе Симеоне Гордом, сыне Калиты) Новгород своею волей покорился вел. князю.

В 1342 г. хан Джанибек хотел уничтожить все права и льготы православного духовенства и обложить его данью, а митрополита принудить собирать эту дань, грозя в противном случае собирать ее самому. Митрополит отдал татарам все свое достояние, но брать дань с церковников отказался, ссылаясь на слова апостола Павла: «Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог, ибо храм Божий свят; а этот храм – вы» (1Кор.3:17). Его подвергли пыткам, но он не уступил, и тогда хан подтвердил все права и льготы православной церкви. Когда митрополит вернулся в Москву, страшный пожар, четвертый в его правление Русской Церковью, опустошил Москву, и митрополит, несмотря на то что у него не оставалось больше никаких средств, со следующего же года начал восстанавливать церкви.

Предчувствуя свою кончину, он назначил епископа Владимирского Алексия (память его 12 февр.) своим преемником. Паству свою он объезжал очень часто, с первого же года своего приезда на Русь. В последний год его жизни юный отшельник Варфоломей (будущий прп. Сергий – память его 25 сент.) прибыл в радонежские леса и обратился к нему за благословением создать церковь во имя Пресвятой Троицы. Митрополит принял его отечески, благословил и дал просимое разрешение. Заболел святитель Феогност в 1352 г., а скончался 14 марта 1353 г. и был погребен в Успенском соборе в приделе св. апостола Петра, основанного им в память своего предшественника.

В 1471 г. святые мощи его были обретены нетленными, а в 1474 г. от них получил исцеление один немой. Он рассказал, что видел, как святитель встал из гроба, благословил его язык, после чего к нему вернулся дар речи. Святитель Феогност был причислен к лику святых в XIX в.

Полное житие святителя Феогноста, митрополита Киевского и всея Руси

Блаженный Феогност, грек по происхождению, родился в Константинополе, еще юношей приобрел знание божественных канонов и законов, проявил себя мужем разумным и боголюбивым и считался украшением родного города. Он поставлен был на митрополию Киевскую и всея России Исаиею, патриархом Константинопольским, в 1328 году и тогда же прибыл в Галицко-Волынскую землю, поставил здесь двух епископов, затем проследовал сначала во Владимир, потом в Москву, где и воссел на престол своего предшественника, чудотворца Петра митрополита, и стал жить в его доме.

В том же году великий князь Московский Иоанн Даниилович ездил в Орду, хан которой, по имени Узбек, поручил ему великое княжение Владимирское и с великой честью отпустил в Москву. С тех пор татары перестали воевать с Русской землей, и была в ней тишина в продолжение сорока лет. Святитель Феогност радовался возвышению великого князя Московского и во всех случаях был твердым его помощником, так как Господь благоволил перейти и утвердиться Киевской и Владимирской державе в боголюбивом граде Москве. На другой год после своего прибытия святой митрополит Феогност озаботился благоукрашением стольного города своей митрополии, построил в Москве каменную церковь во имя прп. Иоанна Лествичника и создал придел к храму Успения Божией Матери во имя св. апостола Петра (поклонения честным его веригам), знаменуя сим почитание святой памяти своего предшественника, митрополита Петра, почивающего в сем Успенском храме. В 1329 году блаженный митрополит отправился из Москвы осматривать обширную паству свою. Прежде всего, по примеру своих предшественников Кирилла, Максима и святого Петра, святитель Феогност посетил Новгород. В это время в Пскове княжил Александр Михайлович Тверской, укрывшийся сюда из Орды, где он умертвил убийцу отца своего. Хан Узбек настоятельно требовал, чтобы Александр явился на суд в Орду, но тот не решался ехать к татарам. Зная неистовство хана Узбека, который не пощадит земли Русской за непослушание Александра Михайловича, братья его соединились с великим князем Иоанном Даниловичем, чтобы принудить Псковского князя исполнить волю хана. Ни владыка Моисей, ни посадник, прибывшие из Новгорода во Псков, не убедили псковичей отпустить Александра в Орду. Тогда братья его и Московский князь подошли ко Пскову со своими войсками и, чтобы избежать пролития крови христианской, упросили преосвященного Феогноста, чтобы он отлучением и запрещением связал князя Александра и послал его в Орду. Святой Феогност положил отлучение и проклятие на Псковского князя, на весь город Псков и на всю область их.

Тогда князь Александр Михайлович сказал псковитянам: «Братия и друзья верные! пусть не будет на вас отлучения и проклятия святительского ради меня худого и грешного. Я ухожу от вас к немцам и в Литву, чтобы не было никакой тягости земле вашей от царя Узбека». Псковичи послушались, со слезами отпустили Александра и послали к великому князю Иоанну Даниловичу челобитье о мире и любви. Тот примирился с псковичами, а митрополит преподал им свое благословение.

Посвятив для Ростова и Ярославля, вместо почившего Прохора, епископа Антония, преосвященный Феогност отправился в 1330 году в Галицко-Волынскую область.

По дороге сюда или, может быть, ранее этого путешествия святой Феогност остановился в городе Костроме, где был собран собор из четырех епископов, который поставил на Суздальскую кафедру епископа Даниила, а затем разбирал спор между епископами Сарайским и Рязанским о Червленом Яре (местность между реками Доном и Хопром). Дело решено было в пользу Рязанского владыки: Червленый Яр приписан был к Рязанской епархии. В Галицко-Волынской области он пробыл продолжительное время к утешению православия, сильно теснимого католичеством, и для того, чтобы воспрепятствовать отделению Галицко-Волынских епископий в особую от Всероссийской митрополию. Из Владимира Волынского он дал знать в Новгород, чтобы явился для посвящения к нему нареченный в архиепископа Новгородского Василий. В то же время пришли во Владимир и послы от псковичей, от возвратившегося князя Александра Тверского и от князя Гедимина Литовского, с просьбой, чтобы митрополит поставил во Псков особого епископа – Арсения. Феогност поставил Василия во архиепископа Новгороду и Пскову, а псковичам в их просьбе отказал, так как они добивались себе отдельного епископа из стремления к церковной и гражданской независимости от Новгорода, и незадолго перед этим временем проявили непокорность великому князю и митрополиту. Во Владимире же Волынском был посвящен блаженным Феогностом и епископ Феодор для Твери.

Вослед новопоставленному архиепископу Василию, возвращавшемуся с посадниками и их дружиной в Новгород, митрополит послал грамоту, в которой писал: «Князь Литовский отпустил на вас 500 воинов, чтобы вас схватить».

Владыка Василий и посадники ускорили свой путь, но под Черниговом их настиг князь Феодор Киевский с татарским баскаком. Едва они откупились от преследующих. Бог же наказал за это дружину князя Феодора тем, что на обратном пути кони их пали, и они шли пешие. А блаженный митрополит стыдил князя, грозя: «Срам князю, который чинит неправду, обижает, творит насилие и разбой».

Посетив Перемышль, Холм и Галич, первосвятитель водворился на время в Киеве, чтобы устроить древнюю митрополию, потерпевшую от монголов и Литвы. Сюда пришли к митрополиту послы от великого князя Московского Иоанна Данииловича, чтобы он дал князю благословение воздвигнуть церковь во имя Преображения Спаса нашего Иисуса Христа, устроить монастырь внутри града Москвы и перенести туда архимандритию от святого Даниила из Заречья, ибо великий князь хотел вселить ее внутрь града, близ своего дворца, чтобы ни день ни ночь не быть отлученным от этой святыни. Преосвященный митрополит с любовью преподал князю свое благословение, и скоро построен был каменный храм Спаса на Бору, между жилищами великого князя и митрополита, и основалась Спасская обитель.

Из южной России митрополит Феогност отправился в Грецию и в Орду. Он был в Царьграде у патриарха для разрешения недоумений, возбужденных при пасторском обзоре епархий, и сообщил там собору о чудесах митрополита Петра. На последнее сообщение митрополит Феогност получил в 1333 году письменное разрешение патриарха Иоанна XIV Калеки праздновать память святителя. Преосвященный Феогност посетил Орду с тем, чтобы получить утверждение прав и преимуществ, предоставленных Русской Церкви татарскими ханами.

По возвращении в Москву митрополит освятил осенью 1333 года созданную великим князем на Кремлевской площади каменную церковь во имя святого Архангела Михаила, будущую усыпальницу князей Московского рода. Вслед за тем, по совету блаженного Феогноста, сын Иоанна Данииловича, Симеон вступил в брак с дочерью великого князя Литовского Августой, которая была крещена в Москве и наречена Анастасией. Мудро содействуя установлению добрых отношений Литвы и Руси, блаженный святитель проявил себя миротворцем и между Москвою и Новгородом.

(19)